Футбол
26.04.2017

Аршавин в «Арсенале»: От любви до ненависти (Часть 3)

Часть 3 (из 4-х)

С частью номер 1 можно ознакомиться здесь

С частью номер 2 можно ознакомиться здесь

С частью номер 4 можно изнакомиться здесь


На душевное состояние Аршавина оказывали влияние не только футбольные вопросы. Находясь в Санкт-Петербурге, он и его жена Юлия были русскими Дэвидом и Викторией Бекхэмами, однако в ультрамодном Лондоне профиль Аршавина и звездный статус пары были значительно ниже привычного для них уровня. Внимание, которое он приковывал к своей персоне, будучи самым популярным игроком в «Зените», моментально улетучилось.

«Андрей был тогда большой суперзвездой в России, - рассказывает Альмуния. – Он обладал очень громким именем в российском футболе. Все прекрасно получалось в клубе и национальной сборной. Думаю, из-за характера здесь ему приходилось совсем непросто. Он очень хороший парень, но и очень скромный. Нам он не слишком-то открывался. Было сложно сказать, счастлив он в Лондоне или нет, потому что все держал в себе».


Если Аршавин и налаживал с кем-то мосты, находясь в «Арсенале», то не с партнерами, а с болельщиками. На его личном сайте, который перестал существовать в конце прошлого года, располагалась не совсем обычная страничка вопросов и ответов. Уже один такой жест говорит о желании общаться и о том, насколько важно ему было общественное признание. И эта страничка представляла собой окно в его сложную для понимания душу, о мудрености которой знали окружавшие его люди.

«Если ты планируешь возглавить коммунистическое восстание в Соединенном Королевстве, - предлагал один фанат, - я с радостью помогу тебе штурмовать Букингемский дворец».

Аршавин ответил: «Здесь, в Англии, я часто ловлю себя на мысли, что все тут будет абсолютно таким же и через сто лет, и даже после этого. Все будет совершенно таким же, как и сейчас. Ничего не меняйте. Вам не нужны никакие революции».

Это далеко не общепринятый стандарт общения между футболистами и фанатами.

Мы видели игрока, которому не удавалось установить контакт на личном уровне с одноклубниками, но который нешаблонно взаимодействовал с болельщиками, так, как кажется просто непостижимым для большинства футболистов.


«Он был очень закрытым в раздевалке, - продолжает Альмуния. – Не открывался никому из нас. Мне кажется, он не был счастлив в Лондоне. А когда в жизни есть проблема, думаю, тебе помогает, если ты можешь поговорить и поделиться своими невзгодами с людьми, которые окружают тебя. Поговорив о происходящем в твоей жизни, в конечном счете, ты чувствуешь себя лучше. Но Андрей - интроверт.

Когда он был несчастлив, это было видно по его лицу, но он не находил с кем поговорить. Это было странно, потому что в «Арсенале» всегда присутствовала отличная атмосфера. Ты всегда был окружен доброжелательными людьми, будь то игроки, персонал или кто-то еще. Но, знаете, все люди разные. Все мы воспитываемся в разных домах».

Бытует мнение, что Аршавин и не был достаточно принят партнерами как раз из-за собственной необщительности. Нужно ли говорить, что вокруг человека, который дистанцируется от своих коллег, обычно возникает напряженная аура?

«Клуб участвовал в одном благотворительном мероприятии, - рассказывает инсайдер из «Арсенала». – И Аршавин… ну, я не говорю, что он совсем не принимал участия, но он точно не вложил в это событие столько, сколько многие другие игроки. Даже на тренировочной площадке он вел себя обособленно».


Аршавин, несомненно, образованный и культурный человек. Не каждый футболист может похвастать умением моделировать одежду. Кроме того, как отмечает один наблюдатель, «он одевался так, будто ему подарили подарочных купонов магазина «Sports Direct» на 20 тысяч фунтов».

Позже, когда он редко стал получать игровое время в футболке «Арсенала», Аршавину представилась возможность обрести себя в городе, вовлекшись в культурную жизнь огромного мегаполиса. Если смотреть на такое с точки зрения начинающего путешественника, страстно желающего утолить любопытство о мире, – это восхитительно. Но когда ты читаешь подобные вещи о первоклассном футболисте из премьер-лиги, который никогда не скандалил (и даже не поднимал голос) в то время, когда его отлучают от команды на длительные периоды времени, – это тревожный звонок.

Но Аршавин был здесь изгоем. Он не вписывался в коллектив. «Андрей был одним из лучших футболистов Европы и одним из лучших игроков, с которыми мне доводилось играть, - продолжает Альмуния. - Когда он пришел, все в команде были очень воодушевлены. Мы многого от него ожидали. Но не каждому суждено добиться тех успехов, которых от него ожидают».

Есть слово, которое проскакивает неоднократно в разговорах об Аршавине, когда те, кто хорошо знает его, шарятся в закромах памяти, пытаясь подобрать правильное определение его этапу карьеры в «Арсенале». Это слово – «жертва».

Создается картина человека, который отважился очутиться в новой, незнакомой для себя культуре, принес с собой профессионализм и честное желание добиться успеха, однако, в итоге, чувствовал себя неуслышанным и непонятым в новом мире.


«С моей точки зрения, он всегда был убежденным профессионалом, - говорит Смит. – Но с этим профессионализмом его преследовала некоторая неудовлетворенность. Он был разочарован, что не получает того признания, которое, ему казалось, он будет получать. Не поймите меня неправильно: речь не о сверх эго, не о том, что он хотел стать мегазвездой. Это не про Андрея.

Но его талант не давал того уровня признания, на который он рассчитывал, отсюда и не самое лучшее настроение. Он искренне пытался, но после двух с половиной лет просто почувствовал, что с него хватит.

Он с женой Юлией пользовались тогда большой популярностью в России, а здесь подобного отношения не ощущалось. В России их очень сильно поддерживали, а здесь такого не происходило. А когда они расстались, и Андрей встретил другую, думаю, в его голове проскочило: «Ну, ладно, теперь пора домой».

Заключительную часть читайте на нашем сайте завтра

Источник: bleacherreport.com
0 0