Российский спорт на службе идеологии. Калашников на шахматной доске

Источник: www.rp.pl
Российский спорт на службе идеологии. Калашников на шахматной доске

(продолжение, начало можно прочесть здесь и здесь )

В 1962 году президент США Джон Кеннеди заявил, что олимпийский спорт является таким же важным полем соперничества с Советским Союзом, как и космическое пространство. В 1964 году брат президента Роберт Кеннеди, занимая пост Генерального прокурора, добавил: "Во время холодной войны спортивные успехи на международной арене приобретают огромное значение."

По всей видимости, Кремль гораздо раньше других осознал потенциал спорта в политике как фактор своего рода "мягкой силы".

По данным еженедельника "Новое время", Советский Союз очень умело использовал спорт для создания собственной глобальной сферы влияния, тем более, что "многие политики в странах третьего мира видели в успехах на стадионах и ледовых аренах аргументы в пользу коммунистической идеологии и советского образа жизни".

После долгих колебаний "сборная" (национальная команда СССР) впервые приняла участие в летней Олимпиаде 1952 года в Хельсинки. Это был не самый успешный турнир, по крайней мере, для футболистов. Узнав о проигрыше югославам, Сталин, находившийся тогда в политическом противостоянии с "наймитом империализма" Иосипом Броз Тито, приказал распустить сборную.

Зато хрущевская "оттепель" не замедлила принести с собой просто ошеломляющие результаты. На следующих Олимпийских играх в Мельбурне Советский Союз впервые опередил США, завоевав 98 медалей. С тех пор соперничество с Вашингтоном превратилось в главную политическую задачу советского спорта. Цена была чрезвычайно высока.

Михаил Прозуменщиков, автор книги "Большой спорт и большая политика", описывает многоуровневую систему контроля за спортсменами. Звезды спорты должны были не только выигрывать титулы и медали, но и соответствовать официальному стереотипу "гармонично развитого и идеологически сознательного советского спортсмена." Порой за это приходилось расплачиваться административным параличом соответствующих спортивных органов, поскольку в соответствии с распоряжением главного партийного идеолога Михаила Суслова, отправлять спортсменов на соревнования можно было исключительно за победой, в противном случае коллективную ответственность несли все - от спортсменов и тренеров, до партийных функционеров.



О том, какое значение придавал Кремль спортивной борьбе за сердца и умы людей, красноречиво свидетельствует "братоубийственный" шахматный поединок, состоявшийся в 1978 году между сбежавшим из Советского Союза Виктором Корчным и "простым русским парнем с Урала" Анатолием Карповым.

В состав советской команды входило четыре сотрудника КГБ, а также парапсихолог. В задачу последнего входило многочасовое пристальное всматривание в соперника с целью деконцентрации его внимания. Что касается работников КГБ, то они поили Карпова таинственным "кефиром", после приема которого тот начинал "играть со скоростью автомата". Международные протесты ни к чему не привели, победоносного чемпиона мира Карпова приветствовал как национального героя сам Леонид Брежнев.

Немало неприятностей доставляли и союзники по восточному блоку. Во время Олимпийских игр в Мельбурне, проходивших сразу после кровавого подавления восстания в Будапеште, ватерпольный матч СССР - Венгрия закончился спровоцированной русскими потасовкой, так что зрители и западная пресса стали называть этот поединок "кровавым".

А после подавления Пражской весны каждый гол, забитый хоккейной командой Чехословакии в ворота сборной СССР становился поводом для антисоветских манифестаций в оккупированной стране. Советский генерал, осуществлявший надзор за одним чехословацким полком, с возмущением докладывал о том, что во время чемпионата мира по хоккею в Стокгольме, после каждого забитого советской команде гола все чехословацкие офицеры становились навытяжку и начинали петь гимн своей республики.

Впрочем, спорт не только разделял. В годы правления генсека Леонида Брежнева - страстного любителя хоккея, регулярно проводились матчи советской команды против сборной Канады. Эти встречи, которые назывались "суперсериями", служили вполне добрым целям - они должны были стать фундаментом советско-американской разрядки 70-х годов.

К сожалению, политика разрядки продолжалась недолго. Советское вторжение в Афганистан привело к кульминации политического и спортивного противостояния: бойкоту крупнейшего в истории СССР спортивного события - XXII летних Олимпийских игр в Москве в 1980 году.