Российский спорт на службе идеологии. КГБ организует Олимпиаду

Источник: www.rp.pl
Российский спорт на службе идеологии. КГБ организует Олимпиаду

(продолжение, предыдущие части - I, II, III)

Подготовка к Олимпийским играм, а также их проведение, стали настоящей квинтэссенцией "советского" подхода к спорту, столь характерного для истории СССР.

Когда летом 1975 года Международный олимпийский комитет сообщил Кремлю о предоставлении Советскому Союзу права проведения Игр, Леонид Брежнев ничуть не был удивлен, поскольку разведка КГБ знала об этом уже полгода.

Было ли такое возможно? Известный исследователь спецслужб СССР и России Станислав Прибыловский отвечает на этот вопрос утвердительно. Дело в том, что КГБ еще раньше завербовал ряд известных олимпийских деятелей, включая влиятельного Хуана Антонио Самаранча, с 1980 года стоявшего во главе Международного олимпийского комитета.

При этом сам Брежнев колебался, а не отказаться ли вообще от Олимпиады. В своем письме Политбюро он вполне трезво высказывал свои опасения относительно непомерной стоимости данного мероприятия. Однако товарищи из Политбюро во главе с Сусловым категорически опровергли сомнения генсека, обрисовав перед ним перспективы усиления советской идеологической экспансии, особенно в странах Третьего мира.

Ключевая роль в координации подготовки и обеспечении безопасности Олимпиады была возложена на КГБ. Речь прежде всего шла о торпедировании усилий Вашингтона, желавшего отобрать Игры у Советского Союза (американские предложения о проведении альтернативных игр рассылались в Афины, Мельбурн и даже Кот-д’Ивуар). Одновременно разведка участвовала в не увенчавшейся успехом операции по "убеждению" западных лидеров отказаться от поддержки американского бойкота Олимпиады. 

Кроме того, через советские СМИ и учреждения культуры Комитет вел кампанию по привлечению в страну западных туристов, представлявших собой источник валюты. Агенты КГБ также оплатили и доставили в Москву несколько экзотических спортивных команд, например, команду из Родезии, которой официально не существовало на политической карте мира.

Другие меры включали в себя внедрение и усиление влияния в эмигрантских сообществах из стран, вовлеченных в орбиту советской империи, с целью воспрепятствовать антисоветской пропаганде со стороны представителей таких сообществ, прибывающих в страну под видом спортивного персонала или туристов. С этой целью было отфильтровано и занесено в пограничные "черные списки" более трех тысяч человек. 


В свою очередь милиция провела чистку в криминальных кругах, а также в среде сомнительного с точки зрения коммунистической морали контингента. С этой целью были задержаны и доставлены на встречу с министром внутренних дел Николаем Щелоковым двадцать лидеров организованных преступных групп, от которых министр потребовал прекращения мафиозной деятельности на время проведения спортивных состязаний. Согласно обнародованным ФСБ архивам, сделанное министром предложение встретило "полное понимание и поддержку" со стороны криминальных авторитетов.

В принимающих соревнования городах - Москве, Минске, Киеве и Таллине прошли специальные облавы на проституток, карманников, гомосексуалистов, попрошаек и бездомных. Из принимающих городов удалили не только нежелательный контингент, но и немалую часть молодежи, которую отправили в летние лагеря. Особые ограничительные меры были приняты в столице. В рамках совместной операции КГБ и МВД под условным наименованием "Ночная Москва" из столицы было удалено более 20 тысяч "нежелательных элементов".


Для более эффективного контроля над туристами и спортивными командами, КГБ и МВД заполнили своими сотрудниками все административные службы Игр, а специальные агенты действовали под "прикрытием" Олимпийского комитета СССР.

Благодаря принятым мерам удалось своевременно провести ряд превентивных переговоров с делегациями западных стран с целью предотвращения политических демонстраций со стороны спортсменов. Кроме того, специально для Олимпиады МВД учредило отряды милиции особого назначения, известные сегодня под названием ОМОН. В одной только столице на охрану Игр было мобилизовано около 50 тысяч человек.



Заботой КГБ стало также и освещение Олимпиады в средствах массовой информации. В духе лучших образцов школы пролеткульта миру демонстрировались жизнерадостные картинки фестиваля "прогрессивных сил" и триумфа "передового советского спорта", призванные замаскировать отсутствие на Играх ведущих спортивных держав Запада. Неудивительно, что в международном плебисците обслуживающих Олимпиаду журналистов неофициальным победителем Игр была объявлена "команда КГБ Юрия Андропова".

Однако правда оказалась далеко не столь оптимистичной. Затраты на проведение Игр серьезно отразились на экономике СССР и ускорили ее спад в 80-е годы. XXII летние Олимпийские игры внесли свой вклад в последующий крах советской империи.


Во время Игр представители молодого советского поколения впервые в жизни столкнулись в таком масштабе со своими западными сверстниками, и прежде всего с Западной материальной культурой.

Олимпиада оставила после себя множество воспоминаний о вкусе кока-колы, запахе сигарет "Мальборо" или же о впервые увиденных джинсах. Все это обнажало социальную пропасть и окончательно разоблачало лицемерие советской тоталитарной идеологии.

Тем не менее, четыре года спустя Советский Союз и страны Восточного блока (за исключением Румынии и Югославии) выступили с бойкотом летних Олимпийских игр в Лос-Анджелесе.