Баскетбол
17.08.2017

«Огурцы, помидоры и теплая водка». НБА в СССР – как это было… (Часть 1)

Часть 1 из 3-х

29 лет назад «Атланта Хокс» провела первый в истории НБА выставочный матч в России. Что помнят об этом обе стороны? «На протяжении двух недель… нам, попросту, приходилось питаться огурцами, помидорами и теплой водкой».

Майк Фрателло еще не был «Царем экранных скетчей», когда вместе с игроками в тот день стоял в безлюдном грузинском аэропорту. Даже в Советском Союзе он не был царем чего бы то ни было. Он занимал пост главного тренера «Атланты Хокс», однако де-факто командой управлял Тед Тёрнер, как раз и являвшийся причиной того, что все они находились именно в Грузии, а не в штате Джорджия (созвучном Грузии в английском языке). На дворе был 1988-й год, и Фрателло просто было нужно забрать командный багаж. «Хокс» только что приземлились в Сухуми вместе с национальной сборной Советского Союза для участия в двухнедельном выставочном турне, неся дипломатическую, но абстрактную миссию. Вскоре сумки всех представителей делегации можно было увидеть у взлётно-посадочной полосы, как раз там, где их и выгрузили из самолета. Фрателло прихватил с собой находившуюся неподалеку тележку и, наряду с несколькими игроками, отправился забирать вещи. Как вы можете предположить, такие условия были далеко не свойственны НБА.

25 июля 1988-го года, 29 лет назад, «Хокс» стали первым клубом в истории НБА, который сыграл матч в СССР. Это была первая игра в столице Грузии Тбилиси из намеченных трех против Советского Союза. Вся ситуация представляла из себя «настоящий прорыв», как сейчас выражается Фрателло. По наставлению владельца клуба и телевизионного гуру Тёрнера, при поддержке Дэвида Стерна и НБА в целом, «Хокс» полетели участвовать в баскетбольном турне. Официально целью этой поездки было развитие вида спорта и налаживание мостов по мере того как напряжение, связанное с холодной войной, шло на спад. Политика лидера коммунистической партии Михаила Горбачева, называемая «перестройкой» и основанная на «гласности», сигнализировала о массивных переменах в идеологии и экономике, которые, впоследствии, привели к роспуску советского правительства. Советская команда, составленная из лучших игроков республик, входящих в состав Союза, доминировала на международной арене, и матчи должны были стать интересными. Хорошие взаимоотношения между Горбачевым и Тёрнером позволили осуществиться этой поездке, которая, впоследствии, безоговорочно изменит НБА к лучшему.

Для тех, кто принимал участие в этом турне, все было в новинку, и существовало мало представления по поводу того, что, в конечном счете, все это будет означать. Команда в полном составе совершила перелет на массивном Ил-86 из Москвы в Сухуми, в котором, как сообщили «Хокс», находилась Олимпийская тренировочная база на берегу Черного моря. Начиналось турне поединком в Тбилиси, затем должен был состояться матч в литовской столице Вильнюсе, а завершалось оно игрой в Москве. Помимо этой информации (а также того, что теперь им самим придется забирать свой багаж) баскетболисты «Хокс» и их сопровождающие имели мало понятия о том, что их ждет дальше.


Планировалось, что рейс будет чартерным. Вместо этого он перевозил, помимо делегации, некоторых гражданских лиц и даже животных. Отсутствовали и привычные удобства. Вода бесплатно наполнялась в деревянную поилку общего пользования из краника в клозете. Поездка на автобусе из аэропорта на тренировочную базу была прервана на длительное время из-за того, что прямо на покрытой пылью подъездной дороге расположилось стадо коров. Главное в отношении Сухуми – черноморского курорта там не было, и ехать туда не хотелось. «Единственное, что они нам не сказали, так это то, что база, наверное, была закрыта уже несколько лет, - рассказывает Фрателло. – Этого они решили не говорить».

Американский контингент включал в себя баскетболистов, штатных сотрудников, представителей СМИ, друзей и членов семей. Некоторые привезли с собой брошюры с рекламой подводного плавания и снаряжение для езды на лошадях, повеселив принимающую сторону. «Я спокойной пытался объяснить, куда мы едем. У них не было ни малейшего представления» - вспоминает Александр Волков, в то время – 24-летний форвард сборной Советского Союза. База, мягко говоря, просто находилась в рабочем состоянии. Здесь отсутствовали кондиционеры при почти тропической жаре, питание было недостаточным, в душах текла ледяная вода и не было практически никаких удобств. Более того, существовала серьезная проблема с комарами. Это не вводило в шок Волкова и его партнеров по команде, которые тренировались вместе на протяжении многих лет по всему Советскому Союзу в разных условиях. Сухуми располагается в оспариваемом этническом регионе и позже окажется как раз на линии фронта во время грузино-абхазского конфликта. СССР представлял из себя мощную державу в военном плане, однако не являлся современной страной в плане житейских стандартов.

«Сейчас я тепло вспоминаю те дни, однако, что мы делали на протяжении тех двух недель, так это ели огурцы, помидоры, и запивали все теплой водкой, - рассказывает освещавший матчи «Хокс» на радио долге время Стив Холман, которого Фрателло окрестил «главным историком поездки». Через три дня в Сухуми группка гостей, объединившаяся за счет любви к творчеству Кул Мо Ди, начала обмениваться некоторыми вещами на еду с более предусмотрительными участниками делегации. Электричество и телефонная линия то работали, то нет. Защитник «Хокс» Док Риверс и советская звезда Шарунас Марчюлёнис (вооруженный гитарой и некоторыми фольклорными литовскими песнями), помогли задать тон дружественным отношениям между командами. Если отбросить в сторону условия проживания, американцы чувствовали себя умиротворенно.


«Ты попадаешь в неизвестность, находясь вдали от дома, и все зависит от того, какую историю ты желаешь прочесть, кому хочешь верить. Нам все это было незнакомо… политика, что происходило между США и Советским Союзом, - объясняет Фрателло. – Пребывали ли мы в хороших отношениях? Пребывали ли мы в плохих отношениях? Где была правда? Мы не знали. Так что да, у нас были опасения по поводу того, куда мы можем вляпаться».

«Я вообще не захотел туда ехать, - говорит Кевин Уиллис, который пропустил сухумский этап и встретился с командой в Вильнюсе вместе с Домиником Уилкинсом, являвшимся звездным баскетболистом в команде. «Тед Тёрнер говорил что-то вроде: «Чувак, давай-ка садись в самолет», так что мне пришлось. Присутствовало такое ощущение… ты не знаешь, что произойдет дальше. Хотя, изначально, у многих игроков «Хокс» присутствовали смешанные эмоции по поводу нахождения там, чувства юмора лишились не многие. «Если бы там был интернет, я бы каждый день вел блог», - вспоминает работающий долгое время в «Sports Illustrated» Джек Мак-Каллум, являвшийся одним из трех журналистов, которых взяли в поездку. Он рассказывает о тех событиях с улыбкой: «Это были бы лучшие материалы, которые я когда-либо написал».

Как в случае с любой группой американцев, отправившихся за границу в то время, на них возлагалась и дипломатическая миссия. Фактических мотивов для данного турне было много. Тёрнер стал организатором Игр доброй воли в Москве в ответ на бойкот США и СССР Олимпийских игр 1980 и 1984 соответственно. Конечно, трансляцию соревнований можно было найти на каналах сети TBS. «Миссия Теда заключалась в том, чтобы отыскать новых друзей, - делится Фрателло, который помогал в трансляции этих игр и сейчас работает аналитиком на каналах «Turner Sports». За время долгой карьеры на телевидении он заработал прозвище «Царь». Игры открыли двери для турнира «McDonald’s Open» в 1987-м году, в котором принимали участие «Милуоки Бакс», сборная Советского Союза и итальянский клуб «Олимпия» Милан. Связи были достаточными для того, чтобы отправить «Хокс» за океан, и дружба Тёрнера с Горбачевым сыграла на пользу для всех в этой ситуации.

Продолжение читайте на нашем сайте завтра...

Источник: www.si.com
0 0