Переводыороссии
12.04.2018

«Советская звезда, погасшая в Севилье» – испанский журнал Panenka о Ринате Дасаеве

В конце восьмидесятых появилось предчувствие скорого окончания «холодной войны» – конфликта между Соединенными Штатами и СССР, что держал в напряжении весь мир с окончания Второй Мировой. Посреди этой оттепели и снижения политической напряженности, в Севилье приземлился самолет с советским вратарем на борту, известном на Западе по прозвищу «железный занавес» – метафора Черчилля в отношении барьера, отделявшего социалистические страны от капиталистических. 

Полное имя нашего героя – Ринат Файзрахманович Дасаев. Ему уже 60 лет, а в 1988 году он получил награду как лучший вратарь года по версии Международной федерации футбольной истории и статистики и подписал контракт с «Севильей». Дасаев считался наследником Яшина, лучшим советским голкипером после «Черного паука». И действительно, в различных специализированных рейтингах Дасаев, вместе с Яшиным, появляется в качестве одного из самых великих вратарей в истории мирового футбола. 

Всего за несколько месяцев до первого выхода на поле во вратарском свитере «Севильи», Дасаев снова подтвердил свой высочайший класс, став бесспорным первым номером сборной СССР во время проходившего в ФРГ Евро 1988, завоевав вместе с национальной командой своей страны серебро. Одержав 3 победы и 1 раз сыграв вничью, советская сборная добралась до финала, где уступила звездной голландской сборной, в составе которой в том матче отличились легендарные Рууд Гуллит и Марко Ван Бастен. 

«Марко тогда очень повезло: если бы ему дали еще раз 100 пробить таким образом, он никогда бы не повторил такой удар», – говорил в позапрошлом году советский голкипер в интервью ESPN по поводу того самого гола в исполнении Ван Бастена, считающегося одним из лучших мячей в истории чемпионатов Европы. Тем не менее, небольшое утешение, по словам самого Дасаева, в его душе все же присутствует: «Марко забил, я пропустил, и мы оба остались в истории благодаря тому удару», – отмечает Ринат.

Те 5 матчей, сыгранных Дасаевым в ФРГ, были лишь малой частью среди 91, что голкипер, родившийся в полумиллионном городе Астрахань рядом с Каспийским морем, провел за советскую сборную в период с 1979 по 1990 годы. Лишь Олег Блохин, надевавший футболку национальной команды СССР в 112 играх, выходил на поле чаще Дасаева. Также на международном уровне Дасаев стал обладателем бронзы на летних Олимпийских Играх в Москве и поучаствовал в трех мундиалях: в Италии 1990, Мексике 1986 и Испании 1982 – где он и познакомился с Севильей как городом. 


Принимая в расчет высокий класс, продемонстрированный Дасаевым в играх за сборную, лучше понимаешь тот прием, что устроили ему в Севилье, когда голкипер приехал в Андалусию уже для того, чтобы защищать цвета клуба, заплатившего за него порядка 200 миллионов песет. 21 ноября 1988 года порядка 3000 человек ожидали прилета Дасаева в аэропорту Сан-Пабло. «Такой прием стал для меня чем-то непостижимым, было ощущение, будто по телу проходят разряды тока», – рассказывал экс-голкипер в интервью El País. На следующий день Дасаев был уже представлен всем болельщикам, которые быстро окрестили его в «Рафаэ», а его бывший клуб «Спартак» сыграл товарищеский матч против «Севильи». Дасаев провел за каждую из команд по тайму. 

Возможно, тот вечер стал одним из лучших в карьере Дасаева в «Севилье» – что, конечно, не говорит в его пользу. На «Рамон Санчес Писхуане» вратарь, который привык к ключевой роли в московском «Спартаке», доминировавшем в советском футболе восьмидесятых наряду с киевским «Динамо», так и не нашел себя, пропустив за 54 матча 68 голов. Последний мяч в ворота Дасаева в его севильский период забил англо-ирландский форвард «Реала Сосьедад» Джон Олдридж, и этот гол стал решающим в игре «Севильи» и баскского клуба в последнем туре сезона 1989/1990. 

Да, какие-то отдельные матчи у Дасаева получались, однако именно серьезные оплошности прошли красной нитью через испанскую карьеру вратаря (вроде этой, что он совершил в матче с «Логроньесом», в своей седьмой игре за андалусийскую команду). 

К ошибкам на поле добавлялись еще и проблемы с режимом: по городу ходили упорные слухи о проблемах советского вратаря с алкоголем. Да и сам Дасаев признавался, что управляя машиной он попадал в кювет рядом с главным городским университетом – как гласили городские легенды, этот факт случался с ним не раз и не два. Все это обусловило скорое завершение его карьеры в качестве голкипера «Севильи». 


Однако контракт также распространялся и на сезон 1990/91, но Ринат провел этот чемпионат уже не в качестве стража ворот, а тренера вратарей основной команды. Под его началом занимались два голкипера, ставшие большими именами в испанском футболе: нынешний наставник «Сельты» Унсуэ и бывший спортивный директор «Севильи», а ныне «Ромы» Мончи. 

Затем Дасаев попытал счастья в бизнесе, открыв спортивный магазин рядом со стадионом. Но и здесь удача от него отвернулась и «железный занавес» вернулся в родную страну, оставив севильский период карьеры позади. Но все же, несмотря на неудачный опыт в Испании, «Рафаэ» до сих пор хранит добрую память о самом городе и о клубе. 

Дасаев был одним из первых из числа великих советских футболистов, отправившихся на Запад. Из-за непростой политической обстановки переговоры шли очень тяжело: руководителям «Севильи» пришлось общаться с высшими чинами советской власти, которые отличались обособленностью. «Сначала ты договариваешься на таких-то условиях, а потом на следующий день появляются какие-то другие условия и все меняется», – вспоминал Росендо Кабесас, в то время один из руководителей «Севильи».

Кабесас рассказывал о сложностях, которые содержались в переговорах по переходу «самой большой легенды со времен Яшина», а также о том, что в Москве Дасаев находился в таких шикарных условиях, о которых подавляющее большинство его сограждан и мечтать не могли. «Ему привозили в дом свежее мясо, у него был личный шофер и он жил в квартире площадью 100 метров», – поведал экс-спортивный директор «Севильи». 

Узнав о жизни Дасаева в Москве, Кабесас вопрошал сам себя: «Ну и ради чего вратарю стоит переезжать в капиталистическую страну?». Для того, чтобы ответить на этот вопрос, стоит отметить роль еще одной ключевой фигуры в разгадке этой трансферной головоломки. Его имя Руперто Сагасти. 

Он – дитя гражданской войны в Испании, которого в возрасте 12 лет вывезли из Бильбао в Москву. Позже баск Сагасти станет гражданином СССР, поиграет за московский «Спартак», поработает преподавателем в Государственном институте физической культуры и спорта в Москве, и благодаря именно его участию советские власти сядут за стол переговоров с «Севильей». В итоге, Кремль открыл дверь в Европу для Дасаева, и вратарь поехал в Севилью, где тот же самый Сагасти на первых порах помогал ему в качестве переводчика.


Несколько лет спустя по следам Дасаева отправилась уже многочисленная группа русских футболистов. Среди того десанта, что высадился на испанские берега, приехали и такие большие фигуры советского футбола как Виктор Онопко, Валерий Карпин, Игорь Корнеев, Олег Саленко или «Царь Балаидоса» Александр Мостовой. 

Довольный и счастливый своим привилегированным местом в истории футбола, сейчас Дасаев сторонится шумихи и скромно работает тренером вратарей в молодежной команде «Спартака» – клуба, в составе которого он сыграл более 300 матчей в период с 1977 по 1988 годы. Там, в России, болельщики по-прежнему считают Рината легендой и одной из эмблем «Спартака». Там Дасаев продолжает оставаться той великой звездой советского футбола. Той великой звездой, что погасла в Севилье.

Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте!

Источник: www.panenka.org
0 0