Футбол
17.04.2018

«Первые полгода в России были ужасными» – Ригони в интервью газете Clarín

Переезд в Россию – эмоциональное потрясение для любого латиноамериканца. Это понимал и Эмилиано Ригони, когда принимал предложение от «Зенита» из Санкт-Петербурга, в чем удостоверился сразу по приземлении в аэропорту Пулково в августе прошлого года.

Агонизировало питерское лето, и 25-летнему уроженцу Кордобы пришлось буквально с колес приспосабливаться к условиям жизни в совершенно другом мире. Вскоре Ригони почувствовал на себе всю тяжесть одиночества, ведь оказался в отрыве от семьи и жены, беременной вторым ребенком, о рождении которого футболист узнал лишь благодаря WhatsApp.

«Поначалу было очень тяжело, ведь любимая женщина была беременна и мы решили, что ей будет лучше остаться в Аргентине. Я очень хотел поехать на роды, но в России был как раз самый разгар сезона, мы играли по 2 матча на неделе, так как помимо чемпионата России также принимали участие и в Лиге Европы. Да, такова футбольная жизнь, так что мне нужно было просто принять невозможность приехать к жене. Психологически меня это не надломило, я встретил эту ситуацию с должным спокойствием. А моего сына Джованни я увидел только месяц спустя», – начинает разговор полузащитник.


Левша Ригони заявил о себе в «Бельграно», однако высшей точки своей карьеры в Аргентине он достиг в «Индепендьенте». Так он исполнил мечту своего папы Серхио, который болеет за «красных». Однако Ригони решил на этом не останавливаться и следовать своей собственной мечте: сыграть в европейском чемпионате.  

– Покинуть «Индепендьенте», проведя лучший сезон в моей карьере, было очень сложным решением. Всегда хочется уйти через парадную дверь. Я отлично понимал, что тренеру клуба Ариэлю Олану я был очень нужен, но когда я принимал решение, то был уверен в его правильности. И что могло быть лучше, чем переехать в Европу после великолепного сезона за «Индепендьенте»? В конце концов я должен был думать о будущем для своей семьи. Наставник же считал, что заменить меня будет очень непросто, но в конце концов все разрешилось нормально и дела у клуба после моего ухода пошли хорошо.

Осмар Феррейра по прозвищу «Злюка» провел один сезон в московском ЦСКА и в своих интервью всегда говорил о том, что ему было очень тяжело адаптироваться к этой стране. Как обстоят твои дела в России?

– Теперь могу сказать, что у меня все хорошо. Первые полгода были просто ужасные, потому что я остался без жены Лусианы и без детей. Я очень скучал. Осенью и зимой в Санкт-Петербурге всегда пасмурно, в 9 утра рассветает, а уже в 4 дня темнеет. Когда я вставал после сиесты, за окном уже было темным-темно, а весь день по сути был еще впереди. Плюс к тому никогда раньше я не сталкивался с таким холодом. Температура падала до 29 градусов ниже нуля, на улицу я выйти просто не мог. А еще поначалу мне было очень непросто перейти с аргентинского часового пояса на российский, я тяжело засыпал. Я выключал свет буквально везде, но сон все равно не шел. Даже хотел хорошенько дать себе по голове, чтобы отключиться, ха-ха.

– Русский язык – это барьер из разряда непреодолимых?

– Честно говоря, я мало общаюсь с местными. Русские не очень общительные, холодные даже… Мы очень часто встречаемся в аргентинской компании и идем по торговым центрам. Там, в больших магазинах, говорят на английском. Английский я не учил, но стараюсь понимать. С базовыми вещами справляюсь, так что могу как-то общаться. Но когда мне что-то говорят на русском, то это дохлый номер.

– С Краневиттером, Паредесом, Мамманой и Дриусси вы создали своего рода банду? С ними тебе, наверное, куда легче.

– Да, еще часто к нашей компании присоединяется итальянец Кришито. Он говорит на испанском, потому что играл в итальянских командах, где было много носителей нашего языка, да и сами языки похожи. Так что мы взяли его к нам в тусовку и теперь Кришито – часть нашей группы.


– В России вам удается вместе поесть асадо?

– Это удается лишь в тех случаях, когда приезжают наши родственники и привозят мясо из Аргентины. Это единственный способ убедиться, что это мясо достойного качества. В Санкт-Петербурге же мы просто не знаем, где его достать и где оно лучшего качества. Так что такой риск мы брать на себя не готовы, ха-ха. Иногда нам привозят с родины и немного фернета.

– В карты ваша компания любит перекинуться?

– Да, но могу сказать, что «труко», самая популярная карточная игра в Аргентине, мне вообще не нравится. Так что, когда парни засядут за стол, я занимаюсь в основном тем, что завариваю и разливаю мате, оставляя их вчетвером за игрой. Когда им становится меня жаль, то мы играем в покер или блэкджек.

– В «Индепендьенте» при Олане ты прогрессировал и стал сильнее. А что тебе дала работа с Манчини, тренером с мировым именем?

– Да, Олан оказал большое влияние на меня в ключевой момент карьеры. Он дал мне свободу на поле, и я поверил в себя. Олан смог разглядеть мои сильные качества, так что я благодарен ему за работу, которую он надо мной провел. То, чему я научился в «Индепендьенте», служит мне хорошую службу в «Зените», и адаптироваться к требованиям Манчини оказалось не так сложно. И игровые идеи, и интенсивность тренировок, которые у меня были в Аргентине, не так сильно отличаются.

– Какой уровень футбола в российском чемпионате?

– Футбол здесь менее взбалмошный. Соперники не так активно прессингуют, по ногам бьют не так часто как в Аргентине, нет постоянных споров. На родине все более агрессивно. В России же больше внимания уделяется тактике, организации игры, технике. Клубы-гранды выделяются, но в целом лига более сильная и конкурентная, чем можно было бы подумать.


– Ты будешь в России во время мундиаля. Как думаешь, есть ли у тебя шансы получить вызов в сборную?

– Было бы большим разочарованием находиться в России и при этом не играть на мундиале. Думаю, что пока еще тренер не определился до конца с заявкой, что дает мне возможность надеяться и я продолжу стараться, чтобы заполучить себе местечко в сборной. Я оптимист и мечтаю попасть в окончательный список, не хочу терять эту мечту. Я поставил себе цель получить этот шанс и буду за него бороться.

– В какой ты сейчас форме? Чувствуешь, что ты на том уровне, чтобы попасть в заявку сборной?

– В этом плане у меня все хорошо. «Зенит» помог мне прогрессировать во всех аспектах. В игре один в один, в плане техники, также я стал лучше понимать позиционный футбол, игровую аритмию. В «Зените» стараются ставить более быстрый, скоростной футбол.

– Что бы ты порекомендовал аргентинским фанатам, которые поедут в Россию на мундиаль? В Санкт-Петербурге, где ты живешь, сборная сыграет с Нигерией в последнем матче на групповой стадии.

– Санкт-Петербург – очень красивый город. В нем много мест, которые стоит посетить, можно покататься по каналам, сходить в гигантский музей Эрмитаж, чтобы обойти который нужно потратить немалое количество времени.


Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте!

Источник: www.clarin.com
0 0