Разныевидыспорта
04.05.2018

Владимир Евгеньевич Крутов

Владимир Евгеньевич Крутов

Владимир Евгеньевич Крутов

Один из «пятерки»

Один из самых узнаваемых и известных спортсменов Советского Союза 80х годов. Владимир Евгеньевич Крутов, стал кумиром миллионов, играя в легендарной «Ларионовской пятерке».

Двукратный олимпийский чемпион, пятикратный чемпион мира.

Больших трудов ему стоило то, чтобы его все узнавали и уважали.


Выдающийся форвард всегда сам говорил, что хоккей — тяжёлая работа, не дающая поблажек и перекуров.

«Люблю Владимира Крутова, форварда выдающегося и неповторимого, неистощимого в игре на выдумки, — писал великий Анатолий Тарасов. — И ещё люблю его за терпение и за… глаза. Никогда и никому он не жалуется, хотя синяков и шишек получает куда больше обычной нормы. Но о переживаниях — горьких и радостных — говорят только глаза Володи. И о том, что здорово досталось от соперника, и о том, что судья несправедлив, и о том, как хорошо ему с такими партнёрами. Рыцарство, честность суждений — всё это могут прочитать в его глазах те, кто умеет читать что-то в человеческом взгляде».

И с этими словами невозможно поспорить.

Рождённый в коньках

Родился Володя 1 июня 1960 года в Москве, в обычной рабочей семье.

Мальчик рос здоровым и спортивным, в четыре года уже смело стоял на коньках.

«Мне всегда нравился хоккей. Мальчишки во дворе гоняли шайбу, я тоже решил попробовать, — вспоминал он. — Впервые встал на коньки в четыре года. Поначалу одновременно играл в хоккей и в футбол. Кстати, неплохо играл. Выступал за мальчиков и юношей. Когда пришло время определяться, чаша весов склонилась к хоккею. Это более мощная, динамичная, скоростная игра. По душе, короче, она мне».


На стадионе «Метеор» за юным хоккеистом наблюдал Владимир Голубев, который и стал его первым тренером. Хоккеист только с уважением и любовью всегда вспоминал своего учителя.

Следующим тренером стал Валерий Стельмахов, занявшийся им в школе ЦСКА, который так же оставил в памяти Крутова только самые лучшие воспоминания.

Володя с детства был страстным поклонником Валерия Харламова, на которого всегда стремился быть похожим. Позднее они познакомились и даже подружились.

«Харламов был моим кумиром. Помню, ещё в детской команде ЦСКА 17-й номер достался другому мальчику, и я взял 18-й, чтобы просто быть как-то ближе к Харламову. В 1972 году вся страна смотрела суперсерию СССР – Канада. Матчи из-за океана показывались поздно, и меня родители отправляли спать. Но какой мальчишка мог пропустить такое событие! Я приоткрывал дверь в комнату, где стоял телевизор, и смотрел хоккей. А в 1980 году, когда Владимир Петров получил травму, я почти полгода отыграл с Михайловым и Харламовым. Валера был уникальным, удивительным человеком», — восхищался Харламовым, не менее удивительный человек и спортсмен Крутов.

ЦСКА

В 1977 году Владимир дебютировал в ЦСКА, после чего о нем сразу заговорили хоккейные специалисты.

Юноша очень быстро перерос в игре всех, с кем он начинал играть в начале, и вошёл в первую пятёрку «армейской» дружины, где в дальнейшем состав сменился, но Крутов был не изменен.

Пятёрка была между собой очень крепка в отношениях и дружили они семьями.

«В ЦСКА большие нагрузки были и при Тарасове, и при Локтеве, и при Тихонове. Этим и отличался „армейский“ клуб. Да и в главную команду я не сразу попал. Играл за „молодёжку“, куда пригласил один из тренеров, приметивший меня в „Метеоре“. Периодически подключали к команде мастеров. То есть я представлял, что меня ждёт. Да, было тяжело, но приходилось терпеть», — говорил Владимир Евгеньевич.

На тренировках действительно было не просто, особенно под руководством Тихонова. Тем более Крутов не был его любимчиком и соответственно не имел никаких привилегий, да и зарплаты тогда были не те, что у нынешних спортсменов, и приходилось работать по 300 дней в году.

Многие не выдерживали, ломались, сдавались, уходили, но не Владимир Крутов, не боявшийся ничего, даже на фоне мэтров хоккея, всегда брал игру на себя.

«Доказал — почёт тебе, как говорится, уважение, и дурного слова никто не скажет, — говорил Крутов. — Сачок — отношение соответствующее. Если человек пашет, старается — никаких вопросов. Приходит отбывать номер — получает по заслугам».

В 1980 году Владимир должен был завоевать своё первое олимпийское золото в игре с американским «Лейк-Плейсид», но молодняк обыграл расслабившихся ветеранов.

«Мы очень хотели выиграть. Но, может, просто переоценили себя. Перед олимпийским турниром в товарищеском матче в Нью-Йорке разгромили США 11:3. Что произошло в финале — не знаю. В самом дурном сне не могло привидеться того, что произошло на льду. Даже советские лыжники, конькобежцы, фигуристы говорили: вот, мол, за кого-кого, а за наших хоккеистов мы спокойны. Видимо, эта самоуверенность и сыграла с нами злую шутку», — вспоминал Крутов.

Владимир в то время был на вершине, он выиграл чемпионат мира среди молодёжи, дальше проявил себя в молодежной сборной и по результатам товарищеских матчей прошёл на Олимпиаду.

В итоге Крутов оказался в тройке с Юрием Лебедевым из «Крыльев Советов» и великим Александром Мальцевым из московского «Динамо».

Как ни странно, именно это несыгранное звено из трёх разных клубов стало лучшим на Олимпиаде по показателю полезности. За все матчи оно лишь один раз пропустило шайбу, хотя соперникам накидало 13.


И в последующие четыре года наша советская команда выигрывала все турниры подряд.

Страшное потрясение

В 1981 году произошло страшное потрясение для Крутова, в автомобильной катастрофе погиб его друг, коллега и кумир Валерий Харламов, и узнала команда об этом в Северной Америки перед самым стартом Кубка Канады.

«Это такая утрата, что словами не передать. Помню, нам предстояло участвовать в Кубке Канады, а Харламова в сборную не взяли, — с болью в голосе говорил Владимир Евгеньевич. — Прилетели в Виннипег, включили телевизор, видим, показывают сюжеты с Харламовым. А потом узнали, что он разбился. Здоровые мужики с трудом сдерживали слезы. Немного погодя мы провели собрание команды и дали друг другу своеобразную клятву: „Биться изо всех сил, победить и победу посвятить Харламову“. А в финале против нас вышла самая сильная сборная Канады, против которой я когда-либо играл. Та команда, ведомая Уэйном Гретцки, была готова разделаться с любым противником, однако мы играли не только за себя, но и за Харламова. Итог известен – 8:1 в нашу пользу».

Выиграв Кубок Канады, победил ещё в двух Олимпиадах, выиграл шесть чемпионатов мира, серебро ОИ и ЧМ, а также бронзу мирового первенства.

В международных турнирах сборных он провёл 112 матчей, забив 73 гола. В национальных первенствах СССР Владимир Евгеньевич забросил 288 шайб в 439 встречах и выиграл 11 чемпионских титулов.

«Ванкувер Кэнакс»

В 1989 году все его партнёры по «ларионовской пятерке» отправились играть в НХЛ, Крутов тоже хотел, но возникли сложности, майору советской армии нужно было сначала уволиться, но дать ему отставку долго не решались.

Но позднее вопрос решился и Владимир Крутов полетел покорять США, попал в «Ванкувер Кэнакс», где хоть и в разных звеньях, но играл с соотечественником Игорем Ларионовым. К сожалению, в Национальной лиге Крутов провёл всего лишь один сезон.

«Мне бы не хотелось рассказывать, почему моё пребывание в Северной Америке получилось столь коротким, — говорил он. — Скажу лишь, что я доволен тем, как сложилась моя карьера после ЦСКА. За границей я провёл пять лет. Год в Канаде и по два сезона отыграл в Швейцарии и Швеции. Мы с супругой посмотрели мир, получили новые впечатления. Но жить на Западе я не хотел, хотя мне предлагали купить там дом. Считаю, что ничто не может заменить личного общения с друзьями и близкими. О российском первенстве тогда уже не думал. Возраст был не тот, чтобы возвращаться. Решил доиграть в Европе».

На самом деле руководство «Ванкувера» не захотела продлевать контракт и мало того, они запустили в прессу информацию о лишнем весе хоккеиста.

Последние годы в хоккее

Он с помощью друзей перебрался в швейцарский «Цюрих», но в 1992 году в команду пришёл новый канадский тренер, который отказался дальше работать с Владимиром. Крутову пришлось отправиться в Швецию и играть там в низших лигах.

В 1996 году хоккеист вернулся в Россию, где долгое время работал помощником главного тренера ЦСКА, а потом и сам стал наставником клуба.

В 2002 году он стал директором Государственной школы высшего спортивного мастерства.

Крутов был уникальным игроком и человеком. В хоккее он был одновременно гением и «носильщиком рояля». Он никогда не относился к себе, как к звезде, обычный работяга, отрабатывающий свой хлеб на совесть.

Он говорил, что не понимает тех, кто сходит с ума, забросив шайбу: «Ну, вот токарь сделает деталь, и что? Он же не срывает с себя по этому поводу рубашку? А хоккей – это наша работа. Мы за нее деньги получали. Нет, в душе я, конечно, радовался – и за себя, и за партнеров. Но не видел необходимости выставлять это напоказ».

Он был сильным, ему не присуще были чувства гордыни и зависти, таким его и запомнили фанаты и коллеги.

Великий и в тоже время простой.

Очень точно, как нам кажется, Крутова описал его давний товарищ Владислав Третьяк: «Он был очень сильно похож на Валерия Харламова: немногословный, всегда выполнял все задания на льду, на него всегда можно было положиться на сто процентов. Мы потеряли человека, с которым каждый хоккеист, не раздумывая, пошел бы в бой».

Великого хоккеиста похоронили 8 июня 2012 года на Новолужинском кладбище в подмосковных Химках.


6 октября 2013 года был открыт памятник Владимиру Крутову

Торжественная церемония прошла на Новолужинском кладбище, где похоронен хоккеист.

Владимир Евгеньевич Крутов был женат и у него двое сыновей, один из которых стал профессиональным хоккеистом.

На сайте GoProSport.ru вы найдете еще больше интересных статей о легендах российского спорта.

Источник: goprosport.ru
0 0