Футбол
29.06.2018

От Дасаева до «Газпрома»: как друзья Путина купили российский футбол

С момента развала Советского Союза сборная России по футболу сыграла на четырех чемпионатах мира. В 1994-м году, в Соединенных Штатах, в команде было 12 игроков (свыше половины от заявленных на турнир), выступавших за пределами страны, большинство из которых защищали цвета испанских и немецких клубов. В 2002-м, в Корее и Японии, количество русских, игравших в Европе, сократилось в заявке сборной до 9 человек, хотя именно они составляли костяк стартового состава той сборной. 12 лет спустя, уже в Бразилии, Капелло привез 23 игроков, 100% которых выступали в российских клубах. Наконец, на нынешнем мундиале, лишь полузащитник «Вильярреала» Черышев да представляющий «Брюгге» третий вратарь Габулов являются двумя футболистами, которых не видят местные болельщики в матчах национального чемпионата. 

Что могло стать причиной того, что местные талантливые игроки так и остались играть в своей лиге, никогда не являвшейся одной из лучших в мире, систематически отвергая предложения из Испании, Италии и Англии? На это можно найти универсальный ответ, который также может послужить объяснением происходящего в России в последние годы: Путин и его друзья-олигархи. 

Нет особенного смысла изучать истории, связанные с интересом европейских клубов к советским футболистам во времена СССР: тогда те игроки попросту не имели права играть в заграничной команде. Они официально считались работниками своих клубов, которые в свою очередь представляли ключевые государственные отрасли и институты: железные дороги, армию, студенческие союзы. А те немногие переходы футболистов в зарубежные клубы, что случились уже на закате советской эры, были осуществлены благодаря переговорам с участием высших чинов Кремля, действовавших в свою очередь в качестве руководителей команд и всегда стоявших за спинами игроков, угождая им различными привилегиями, например, закрывая глаза на то, что футболист мог купить какие-то заграничные продукты или меховую шубу своей жене. Тех редких игроков, что подавали свой голос против этой ситуации, сразу же сурово отчитывали. 

Большую известность получила история с центральным защитником московского «Спартака» (клуба, над которым в то время взяло шефство Министерство гражданской авиации) Вагизом Хидиятуллиным, что отказывался переходить в представлявший советскую армию ЦСКА. Тут же Хидиятуллина немедленно призвали в армию, оставив ему следующий выбор: закончить с футболом вообще или же играть в ЦСКА – единственном клубе, за который могли выступать военные. Защитник отправился в ЦСКА, но играл настолько плохо, что спустя два года вернулся в «Спартак». 

Рынок советских футболистов оставался закрытым для Европы до конца восьмидесятых. Чтобы проиллюстрировать эту ситуацию, стоит вспомнить историю Рината Дасаева – основного голкипера «Спартака» и капитана сборной СССР, что в 1988-м году был признан лучшим вратарем мира. В то время, когда руководитель страны Горбачев начал вводить демократические механизмы, осуществляя свою «Перестройку», Дасаев находился на пике карьеры. Кремль использовал переход стража ворот в «Севилью», чтобы чуть погасить пыл игроков сборной, что после победы на Олимпиаде в Сеуле над Бразилией, в составе которой играли Ромарио, Мазиньо, Таффарел и Бебето, начали получать предложения от лучших европейских клубов, обещавших увеличить их заработную плату в сотни раз. 


Посланный государством месседж был понятен: советские игроки могут переходить в западные клубы, однако должны делать это организованно и всегда с благоволения власти. На протяжении многих лет Дасаев был кумиром, по следам которого хотели пойти многие молодые таланты местного футбола, национальным героем с татарскими корнями, что покорил Запад. Но все это было чрезвычайно далеко от реальности: несколько лет спустя стало известно, что Дасаев, который, кстати говоря, любил попадать в кювет во время своего пути к стадиону «Рамон Санчес Писхуан», был самым низкооплачиваемым игроком испанской Примеры. Советский вратарь получал всего-то 1300 долларов в месяц, а остальные деньги, как, например, 2 миллиона за переход в «Севилью», ушли в руки его государства. После завершения карьеры и 7 лет жизни в практически нищенских условиях в Андалусии, Дасаев вернулся на родину, подписав контракт с Российским футбольным союзом, став тренером вратарей сборной. 

Нечто похожее случилось и с Александром Заваровым, талантливым советским плеймейкером, что в 1988 году подписал соглашение с «Ювентусом». У Заварова также имелось предложение от «Барселоны», куда он хотел перейти по спортивным мотивам, однако с итальянцами отношения у властного аппарата СССР были лучше, чем с Испанией, и игроку никто не позволил выбирать. 3 года Заваров играл, зарабатывая 1,2 миллиона лир, что сейчас эквивалентно 600 евро в месяц – это было даже меньше, чем получали в юношеской команде «Ювентуса». Все шло в Москву, которая от европейцев требовала для своих игроков лишь квартиру, машину (типовой «Fiat» в случае Заварова) и бесплатную медицинскую помощь. 

Так советские игроки осознали, что уехать-то за границу, конечно, можно, но лучше уж остаться дома со своими семьями. Там, по крайней мере, их узнают на улицах и уважают в коридорах власти. Большинство дождалось коллапса режима, чтобы уехать, как раз тогда, когда государство потеряло контроль над рынком. Тогда-то за границу отправилась огромная футбольная диаспора: по данным профессора Карла Мануэля Вета, в период с 1988 по 1996 года из страны уехало более 1000 игроков, почти все – в западные страны, хотя были и те, кто предпочитал более экзотические варианты типа Австралии, Китая или США. 

В Испании никогда не было такого плотного контакта с российским футболом, как в девяностые годы, когда мы могли видеть в деле таких игроков, как Олег Саленко («Логроньес», «Валенсия», «Кордоба»), Александр Мостовой («Сельта», «Алавес»), Валерий Карпин («Реал Сосьедад», «Валенсия», «Сельта»), Дмитрий Радченко («Расинг, «Сельта», «Депортиво», «Райо Вальекано», «Компостела»), Виктор Онопко («Овьедо», «Райо Вальекано»), Владимир Бесчастных («Расинг») или Дмитрий Черышев («Спортинг», «Бургос», «Аранхуэс»). Во многом благодаря им, такие команды как «Сельта» или «Расинг» из Сантандера, до тех пор мало кому известные в Европе, добились невиданных для себя успехов на континентальных турнирах. Вспоминая сборную тех времен, можно сказать, что если бы Россия отобралась на мундиаль 1998 по Франции, то лишь вратари представляли бы национальную лигу. Но команда осталась за бортом, в стыковых матчах уступив с разницей всего в один гол Италии, что на том Кубке мира проиграет лишь по пенальти в четвертьфинальном встрече с будущими победителями турнира французами. 


В начале «нулевых», новая русская и украинская аристократия, которая возникла вокруг крупнейших компаний, торговавших энергетическими ресурсами страны, начала брать под контроль местные клубы, осуществляя дикие траты с целью привлечения в российский чемпионат иностранных игроков. С одной стороны, это был отчаянный ответ на постоянную утечку своих футболистов, с другой – первый шаг к финальной цели, а именно, к созданию своей собственной сильной лиги, что было бы хорошим стимулом к возвращению российских игроков домой. 

Но делалось это так, как делаются все вещи в России – просто безоглядно. В 2005 году московское «Динамо» потратило 60 миллионов евро за трансферы 9 игроков. Некоторые из них, как те же Манише и Коштинья находились на пике своей трансферной стоимости, став летом 2004 года серебряными призерами чемпионата Европы. В том же сезоне московский «Спартак» подписал контракт с аргентинцем Фернандо Кавенаги, заплатив более 10 миллионов евро за его переход и оставив ни с чем большие испанские клубы, что также претендовали на форварда клуба «Ривер Плейт». 

В течение сезона 2005/06 в заявках команд российской Премьер-лиги в среднем насчитывалось по 12 легионеров – самое большое количество иностранных игроков в европейских лигах того сезона. Как результат, в чем можно убедиться на картинках выше, баланс клубов ушел в очень глубокий минус. Каждый из них по-разному управлялся, хотя, как правило, все хотели заполучить молодых и перспективных южноамериканцев по любой цене. 

Здесь как раз можно заметить руку государства, ведь практически ни один из больших российских клубов, казалось, совершенно не волновался по поводу финансовой стабильности. Поезд шел без остановок: в 2011 году «Анжи», мало кому известная команда из Дагестана, платила Самюэлю Это’О невероятную сумму денег в размере 20,5 миллионов евро в год, что сделало его самым высокооплачиваемым футболистом мира. Налоги, как полагается, клуб оплачивал отдельно. 


На этом 10-летнем периоде с 2002 по 2012 годы и стоит фундамент современного российского футбола: накопившиеся долги в клубах не имели никакого сравнения с другими командами до прихода в футбол шейхов: «Зенит» из Санкт-Петербурга потерял 233 миллиона евро, «Анжи» – 141, а еще россыпь клубов вроде ЦСКА, «Спартака» или «Рубина» сожгли более 75 миллионов каждый. С точки зрения спортивных результатов, выхлоп от этих денег получился слабым: за все это время российские клубы дважды завоевали Кубок УЕФА – меньше, чем та же «Севилья», титулы которой пришлись на эпоху, когда баланс доходов и расходов андалусийцев был положительным. Счета, понятное дело, оплачивали олигархи, которых понукает власть, футболисты же со своих зарплат платят лишь 13-процентный налог. Для этой новой аристократии, футбол – не только развлечение, но также и дорога к завоеванию популярности у населения и возможность приблизиться к Владимиру Путину, что стал средоточием всей российской власти. 

Связь российских клубов с олигархами можно развидеть, если даже взглянуть мельком на футболки команд, где часто написаны названия спонсоров, которые, в реальности, не спонсируют, а контролируют клубы. «ЛУКойл», главная нефтяная компания страны, получила в свои руки «Спартак», «Сибнефть», еще одно нефтедобывающее предприятие, что до 2005 года было в руках Абрамовича, а потом оказалось поглощено «Газпромом», спонсировала ЦСКА, который также получает подпитку от «Аэрофлота», крупнейшей авиакомпании страны. «Зенит» получает от «Газпрома» порядка 19 миллионов евро лишь в форме финансирования, что все равно тускнет в сравнении с 30 миллионами, что получает от железнодорожного монополиста РЖД «Локомотив». Чтобы понимать контекст, 30 миллионов евро – это сумма, которую, например, платит Fly Emirates победителю трех последних розыгрышей Лиги Чемпионов мадридскому «Реалу», за то, чтобы их логотип красовался на футболках «сливочных». 

Финансовый «фэйр-плей», который был введен УЕФА, вынудил эти компании владеть меньшим количеством клубных акций, однако их финансирование так и осталось главным источником доходов команд. В некоторых случаях, как у того же «Зенита», клуб даже адаптировал свои классические цвета, белый и синий, к небесно-голубым цветам «Газпрома», довершив процесс унификации клуба и спонсора. «Газпром», который недавно назначил на должность второго человека в компании племянника Путина, не ограничивается исключительно российским рынком: также эта корпорация проспонсировала в свое время некоторые из самых дорогих трансферов «Челси» (Азара и Оскара) и спасла от банкротства немецкий «Шальке 04». Если и этого покажется мало, то «Газпром» также стал одним из самых главных спонсоров Кубка мира 2018. 


В общем, русские игроки потеряли интерес к тому, чтобы уезжать из страны. Считается, что российская Премьер-лига прогрессирует и что после проведения мундиаля интерес болельщиков к местному футболу снова возрастет. Некоторые футболисты сборной зарабатывают в своих клубах свыше 3 миллионов евро в год (в испанской лиге средняя зарплата у игроков Примеры порядка 1,5 миллионов), а у кого-то эта сумма приближается или даже превосходит цифру в 4 миллиона, как, например, у любимца здешних болельщиков Артема Дзюбы, что получает деньги как раз от «Газпрома». Также в стране констатируют следующий факт: большинство игроков получает дополнительные деньги, не предусмотренные по контрактам, чтобы у них было меньше соблазна уезжать в иностранные клубы. 

Красноречивым является случай правого латераля российской сборной Марио Фернандеса, что родился в Сан-Паулу и принял российское гражданство, прожив в стране всего 5 лет. Фернандес не только отказался от игры за сборную Бразилии, где сейчас бы, весьма вероятно, мог быть игроком основы, но также не стал слушать предложения от «Реала», «Барселоны» и «Манчестер Юнайтед», чтобы остаться в процветающем московском ЦСКА, где ему платят 1,8 миллиона евро в год. Или возьмем того же Юрия Жиркова, который уходил из «Челси» в «Анжи», будучи важной фигурой в составе лондонской команды. 

В реальности, из тех футболистов, кого осталось убедить вернуться на родину, есть только Черышев, воспитанный в Испании и пока еще представляющий «Вильярреал». Фанаты сходят с ума от его игры, да и Путин из своей ложи внимательно наблюдал за тем, как полузащитник оформлял дубль в ворота Саудовской Аравии. Этим летом Черышев получит очень хорошее предложение из России.


Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте!

Источник: www.elconfidencial.com
0 0
Загрузка...