«Истерия… государственной системы допинга» – 24 horas о реакции российских властей на санкции ВАДА

Сейчас, как и всегда во времена царящих в обществе поляризации и паранойи, самым удобным является объяснять любую собственную ошибку гонениями и завистью со стороны других, которые, мол, нас не любят. Ну а как еще понять реакцию премьер-министра России Дмитрия Медведева в отношении новых санкций ВАДА, последовавших в качестве наказания за систему допинга, организованную российским государством? Человек, занимающий второй по значимости пост системы власти, называет решение агентства «антироссийской истерией», и эти слова как нельзя далеки от реальности. Вторую Олимпиаду подряд флаг его страны не будет развеваться над площадками, на которых будет проходить турнир, и его страна это заслужила.

Здесь не стоит задаваться вопросом о том, есть ли среди представителей других государств замешанные в допинговых скандалах спортсмены. Ответ очевиден: да, есть, Россия – не единственная страна, атлеты которой были пойманы на употреблении запрещенных препаратов. Что стоило бы сделать России в данном случае – это доказать, что и в других странах на государственном уровне была организована система применения допинга. В качестве примера возьмем Лэнса Армстронга – велосипедиста, который обманным путем выиграл семь турниров «Тур де Франс». Американец был лишен всяческих почестей, но без намека на то, что его действия могли быть связаны с какой-то государственной системой поддержки допинга. Та же история с Мэрион Джонс и ее пятью медалями в Сиднее. Если обратить внимание на представителей других стран, то можно вспомнить канадского спринтера Бена Джонсона, поставившего мировой рекорд в беге на 100 метров в Сеуле, или даже Диего Марадону, в организме которого обнаружили эфедрин. 

Но есть огромная разница между схемой русских и тем, что происходит у других: применение допинга в России не было результатом частной инициативы какого-то тренера или самого спортсмена, искавшего таким образом незаконный способ улучшить результаты. Это и обусловило решение ВАДА наказать страну целиком, а не отдельных атлетов персонально. Все это неминуемо отправляет нас к тем событиям, что случились в уже почившей в бозе Германской Демократической Республике, в которой в специальных лабораториях трудились ученые с целью довести своих спортсменов до невероятных показателей, вроде 47,6 секунд Мариты Кох на 400-метровке – результат, который навсегда останется в истории спорта под большим подозрением. 

Конечно, в те времена находились и другие страны, грешившие употреблением допинга, но мы всегда возвращаемся к исходной точке: происходило это не под покровительством министерства спорта, здоровья, образования, развития или как там может называться подобный орган. Например, болгарская федерация тяжелой атлетики получила бан на нескольких Олимпиадах, когда был сделан вывод о том, что проблема с запрещенными веществами касалась не одного или двух человек персонально, а всех тяжелоатлетов, которые представляли страну. То же самое, но сразу в нескольких видах спорта, ВАДА обнаружило в России. 

Для тех, кто захочет купиться на дискурс Медведева об антироссийской истерии, стоит особенно отметить, что, если Международный Олимпийский Комитет и ФИФА и хотели чего-то любой ценой – так это закончить историю с ущемлением России в правах. Присутствие этой страны нужно для поддержания высокого соревновательного уровня, для продаж телевизионных прав, для образа Игр как места гармонии, да и просто для укрепления международных отношений. Однако, несмотря на то, что новые российские спортивные руководители начали высказываться против тех, кто работал на их постах до того, признавая, что плохие истории действительно имели место, ВАДА не обнаружило подлинного желания что-то изменить.

Все это плохо для олимпизма, но гораздо, гораздо хуже для всего российского спорта. А в качестве печального итога мы видим попытку замазать проблему бредом преследования – такая эффективная уловка во времена всеобщей паранойи, в которые мы живем.

Подписывайтесь на нас Вконтакте!

Календарь

Календарь