Футбол
07.05.2018

«Среди танцев, бомб и звезд» – испанское издание о кавказских клубах РФПЛ

В свое время Чечня была одним из самых опасных уголков планеты. Теперь же республика наслаждается относительным спокойствием благодаря ее президенту, который из вооруженного боевика, сопротивляющегося действиям официальной Москвы, превратился в большого союзника Кремля. Понять Кавказ никогда не было простой задачей, ведь эта территория представляет собой сложную мозаику из множества различных общностей. Севернее – Россия, южнее – три государства: Грузия, Армения и Азербайджан. Там в один коктейль сливаются самые разные культуры и противоречия между ними. Земля, где нет демократических свобод, но есть шикарные хоромы. А еще – футбольные клубы и их президенты, которые чрезвычайно активны в социальных сетях.

На Кавказе бок о бок живут десятки народов с отличной друг от друга культурой и языками, но не каждый народ имеет свой автономный регион или республику, которая могла бы защитить их самобытность политическими методами. В свое время это сдетонировало в Чечне, хотя в конце концов Москва нашла способ установить контроль над ситуацией. Теперь же запахло порохом в Дагестане – республике, что располагается совсем неподалеку от Чечни. 

В понедельник главные команды этих двух регионов вновь сойдутся лицом к лицу в рамках чемпионата России. Кавказское дерби – дружеское противостояние соседей, живущих на этой прекрасной и одновременно взбудораженной земле. Клуб из Чечни, ранее носивший имя «Терек», а теперь нареченный «Ахматом», представляет чеченский народ, а вот команда из Дагестана, «Анжи», не является футбольным представителем какой-то одной народности, поскольку в этой республике совместно проживают представители десятков самых разнообразных национальностей. Дагестан – самый неоднородный по национальному составу российский регион, где ни одна этническая группа не составляет большинство. Настоящая головоломка. 

Русских на Кавказе – меньшинство. Они аннексировали эти земли, пролив много крови и спалив много огня в 18 и 19 веках, кода Российская Империя росла во все стороны, забирая в свой состав земли, в которых не было ни самих русских, ни культуры, сколько-нибудь похожей на русскую. Поэтому регионы вроде Чечни или Дагестана – регионы мусульманские, со своей культурой и языками, всегда были очагом нестабильности. За недолгую историю современной России Чечня пережила две полномасштабные войны, множество терактов, а Дагестан стал тем местом, где немало молодых людей начали симпатизировать террористическим группировкам и уезжать в горячие точки вроде Сирии. В общем, Кавказ никак не мог являться идеальным местом для футбола, но, несмотря на это, здесь поиграли такие люди как Это’О или Роберто Карлос. Хотя тут кроется небольшая ловушка: в тот период эти игроки проживали в Москве и приезжали в Дагестан только на матчи, после которых сразу же возвращались в российскую столицу. 

65% российских клубов из высшего и второго эшелонов напрямую принадлежат региональным властям. Спорт постепенно утвердился в роли политического орудия представителей этих властей – как правило, поддерживающих Путина. Идея Кремля была понятной: найти местного политика, который сможет управлять на этой земле, хотя технически будет вассалом Путина. А Москва за такую лояльность будет поощрять их экономически. Поэтому сегодня Грозный – город, который был натурально разрушен двумя войнами – восстановлен, и от тех военных действий, что в нем происходили, не осталось и следа. А местные власти вкладывают деньги в свой клуб, чтобы местное население видело перед собой яркие примеры функционирования союза Путина и Кадырова. 


К кавказскому дерби чеченский «Ахмат» подходит, не имея каких-то сверхзадач, будучи практически защищенным от вылета. «Анжи» же в самом разгаре борьбы за возможность остаться в Премьер-лиге. Матч первого круга в Грозном завершился со счетом 1-1, причем гости сравняли положение дел на 90 минуте, когда контролирующий «Ахмат» глава Чечни Рамзан Кадыров собирался покидать свою ложу. Кадыров – ярчайший персонаж. Когда он выиграл последние выборы, получив 98% голосов, то появился в доспехах средневекового рыцаря. Он организует турниры по боксу и вольной борьбе, в которых и сам не прочь поучаствовать. Кадыров преследует оппозиционеров и радикальных исламистов, выкладывает видео, где стреляет из тяжелого вооружения и почти все вещи называет в честь своего отца. 

Клубная арена уже давно носит имя Ахмата Кадырова, отца Рамзана. А сама команда была переименована совсем недавно. Ахмат Кадыров – первый президент Чечни, он был убит в 2004 году на футбольном стадионе в Грозном, при взрыве бомбы во время военного парада. Его жизнь состояла из крутых поворотов. В «девяностые» Ахмат Кадыров был одним из лидеров вооруженных чеченских сепаратистов. Бородатый и вооруженный «АК-47», Кадыров сотнями убивал русских солдат, прячась в горах. Он был одним из самых больших врагов России, которая временами полностью теряла контроль над Чечней, особенно в период с 1994 по 1996 годы. Позже, во время второй чеченской войны, хитрый Путин решил использовать старую как мир тактику: купить врага, которого ты не можешь победить. Так Кадыров перешел на его фланг. 


Ахмат Кадыров, рядом с которым взрослел Рамзан, стал преследовать своих бывших братьев по оружию, убил нескольких лидеров исламистов и стал первым президентом Чечни, поклявшись в верности Путину взамен на блага, которые он получил как руководитель региона. Благодаря потянувшимся из Москвы денежным потокам, он начал восстанавливать свою республику, которая смогла расправить плечи, возрождая чеченские традиции, но при этом не разрывая связей с Россией. Путин же просил от региона стабильности и уважения к своим представителям. Взамен Кадыров стал фактическим диктатором Чечни. После того как Ахмат был убит, его сын продолжил работу в этом направлении, призывая уважать одновременно чеченские традиции, русский флаг и ислам. Роскошь, золотые пистолеты и дворцы у Кадырова сочетаются с призывами к народу быть благочестивыми мусульманами. Он организует праздники с зарубежными артистами и в то же время дает понять, что ему кажется вполне неплохой идеей клеймить женщин, которые одеваются не так, как должны одеваться консервативные мусульманки. 

А посреди всей этой яркой картины – футбол. В 2004 году, когда в регионе еще были слышны отзвуки выстрелов, «Терек» завоевал Кубок России. Через некоторое время чеченский клуб уже прочно обосновался в российской Премьер-лиге. Война не стиралась из памяти так быстро, но футбол давал понять, что теперь главная в Чечне – Москва. Если клуб играет в российском чемпионате, то это синоним порядка. Хотя это очень сложный баланс. В первое время игроки «Терека» не горели желанием жить в Грозном. Они оставались со своими семьями в Москве или в близлежащих южных городах вроде Сочи. А когда футболисты приезжали в столицу Чечни на матчи, то их брали под охрану сотни военных. Потихоньку деспотический режим Кадырова сумел стабилизировать ситуацию, и сейчас все игроки клуба живут уже в Грозном. Хотя по-прежнему лишь малая часть болельщиков российских клубов-грандов приезжает туда на выезд. Бóльшая часть российских «ультрас» симпатизирует правому движению, иногда нападая на представителей Кавказа в Москве или Санкт-Петербурге. Ультраправые в России не хотят видеть в своих городах кавказцев, хотя также не хотят того, чтобы эти республики стали независимыми. 

Кадыров даже успел поиграть за «Терек» в середине «девяностых», когда ситуация дошла уже до того, что в Чечне был организован турнир, который был придуман как независимая лига Чечни. Но это были годы, когда Кадыровы боролись за отделение Чечни от России. После становления союза с Путиным, Рамзан Кадыров пребывал на должности президента клуба вплоть до 2011 года. Сейчас де-юре он не является президентом команды, но де-факто по-прежнему ее контролирует. Контролирует Кадыров, собственно говоря, вообще все, что есть в Чечне. Год назад он решил переименовать «Терек» в «Ахмат», который уже играл на новом стадионе, стоимость работ по возведению которого оценивалась более чем в 300 миллионов евро. На этой арене довольно часто проходят товарищеские матчи, в которых участвуют легенды мирового футбола вроде Марадоны, Ромарио или Дунги, ведь Кадыров хочет создать имидж счастливой республики, где спорт играет одну из центральных ролей. После матчей Рамзан танцует традиционные танцы в честь юбилея Путина.


В Чечне танцует президент и нет войны. Хотя убивают оппозиционеров и преследуют гомосексуалистов, которые заявляют, что их сажают в тюрьму без судебных решений. «Ахмат» Кадырова попадает в удивительные и странные ситуации. Например, во время одного из матчей чеченский руководитель крикнул по громкой связи ругательства в адрес судьи, после того, как один из игроков его команды был удален. 

Если «Ахмату» почти ничего не угрожает, то с «Анжи» все не так очевидно. 2 года своей истории этот клуб имел возможность подписывать топовых футболистов, а теперь борется за свое будущее в Премьер-лиге. В последние годы Дагестан превратился в один из самых небезопасных регионов России, с терактами, насилием и исчезновением политических активистов. 

Несколько лет назад уроженец Дагестана Сулейман Керимов (один из бизнесменов, близких к Путину) решил сделать нечто похожее на модель «Терека» с «Анжи», но вкладывая куда больше денег. Сразу же в клуб потянулись специалисты вроде Хиддинка и игроки вроде Это’О, Виллиана, Кокорина, Жиркова или Роберто Карлоса. Керимов сделал свое состояние в Москве, вкладывая в банковский и газовый секторы, также получил место в верхней палате российского парламента – Совете Федерации. Став одной из опор Путина в Дагестане, где Керимов не жил, но куда инвестировал деньги, он создал специальный фонд, с помощью которого помогал средствами Махачкале. А потом попал и в футбол. 


«Анжи» был создан в 90 годы на базе других местных клубов. На кумыкском языке название «Анжи» значит «жемчужина». Хотя в Дагестане более 20 разговорных языков. В 2011 году Керимов купил клуб и начал подписывать звезд. Команда дважды выходила в финал Кубка России и один раз закончила чемпионат на третьем месте, что стало главным ее успехом. Расул Хайбуллаев, пресс-секретарь главы Дагестана, говорил тогда о позитивной роли футбола в дагестанском обществе. «Футбол позволяет укрепить нашу экономику и помогает в стабилизации региона. Нам нужны какие-то позитивные модели и «Анжи» хочет стать одной из таких», – заявлял Хайбуллаев в 2011 году. 

Керимов начал тратить по 250 миллионов евро за сезон, но его хватило ненадолго, и вскоре он объявил о том, что бюджет будет сокращен. После этого из команды ушли все звезды. В конце концов, в 2016 году «Анжи» купил бизнесмен Осман Кадиев. Что же случилось? Какого-то очевидного объяснения нет. Кажется, что Керимов просто потерял интерес. Официально говорилось о проблемах со здоровьем у бизнесмена, который обычно проводит много времени на Лазурном берегу, рядом с Ниццей. Также писали о том что Керимов потерял много денег, что в конце концов привело к тому, что бизнесмена задержали в аэропорту той самой Ниццы по обвинениям в неуплате налогов, хотя он смог выйти победителем из данного инцидента. Плюс большое значение имел и тот факт, что ситуация в Дагестане существенно осложнилась. Исламистские настроения, столкновения на национальной почве, полицейские репрессии.. 

С Кадиевым у «Анжи» куда меньший экономический потенциал и он вполне может превратиться в клуб-лифт. Обычно игроки проводят большую часть своего времени вдалеке от небезопасного города. При этом, самого Кадиева связывают с организованной преступностью.


Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте!

Источник: www.marcadorint.com
0 0