Четыре факта о драфте Овечкина в 2004-м, которых вы не знали – вашингтонский сайт делится малоизвестной информацией

Бреннин Вайсверда вспоминает, как это было…

В пятницу и субботу в Ванкувере состоялся драфт Национальной хоккейной лиги 2019-го года, под первым номером на котором «Нью-Джерси Дэвилз» выбрали Джека Хьюза. А в 2004-м первым пиком стал Александр Овечкин, доставшийся «Вашингтон Кэпиталз». 

Сайт Russian Machine Never Breaks приводит вниманию своих читателей интересные факты о том событии 15-летней давности

1. Сидни Кросби затаился неподалеку

Не оглядывайся, но за тобой кто-то следит…

Соперничество между Овечкиным и Кросби (выбранным под первым номером на год позже Ови) обыгрывалось самыми различными способами, но вот этот момент – просто жуть какая-то, честное слово. Кросби присутствовал на драфте для съемок документального фильма NHL Network, и стоял рядом, когда Макфи (в то время генеральный менеджер «Вашингтон Кэпиталз») назвал имя Овечкина.

Он наблюдал, ждал и неуклюже всовывал и высовывал руки из карманов. Достойный соперник, ничего не скажешь.

2. Тед Леонсис (владелец «Кэпиталз») приветствовал его на русском

Тед Леонсис и Алекс Овечкин были близки еще до драфта, и Леонсис постарался сделать все, что в его силах, дабы облегчить процесс адаптации для своей будущей звезды.

В 2004-м Стивен Канелла из Sports Illustrated писал: «Когда в прошлую субботу я прогуливался по RBC-центру, владелец «Кэпиталз» Тед Леонсис держал в руках плакат с надписью на русском от руки: «Добро пожаловать».

3. Овечкин был в телепрограмме Coachs corner

Даже еще будучи маленьким, Ови не смог уберечься от Дона Черри.

Дон Черри: «Итак, у нас здесь Александр. Можешь правильно произнести нам свое имя?».

Александр Овечкин: «Привет, меня зовут Александр Овечкин. Я играю за Россию, московское «Динамо», и мой любимый игрок – Джером Игинла».

4. После драфта он съел три дыни

Ага. До этого дыни он ел нечасто и выяснилось, что он их очень любит.

«Мероприятие начиналось в шесть. Алекс приехал где-то в пять, и тут начали приходить болельщики, - вспоминает Леонсис. – Алекс жал всем руки, приветствовал их, и на столах, помню, находились тарелки со свежими фруктами. Он начал есть дыни.
Должно быть, в России у них дынь было не много.
Мне кажется, он съел три целых дыни. В нем было что-то обаятельное, привлекательное и особенное. Фактически все, кому его представляли в этот день, потом отмечали: «Этот парень не похож на других».