«Русскому меня научил как раз он» - вашингтонский RMNB об иронии судеб Ковальчука и главного тренера «Кэпс» Тодда Рирдена

Российский форвард Илья Ковальчук появился в НХЛ в сезоне 2001-2002, будучи 18-летним парнем. Одним из его партнеров по той едва появившейся на свет команде «Атланта Трэшерз» являлся 29-летний защитник-гастролер Тодд Рирден, который двигался к закату своей карьеры.

Ковальчук, который едва мог изъясняться по-английски, в тот же год неожиданно сдружился с Рирденом. Шефство над Ковальчуком стало для Рирдена одной из причин того, почему он стал тренером.

Неделю назад эти двое вновь воссоединились, 19 лет спустя – только один из них теперь хоккеист, а второй – коуч.

«Здорово опять быть с ним в одной команде, - признает Ковальчук. – Мне кажется, то, что он многому научил меня 18-летнего – одна из причин, по которым он стал тренером. Безумие. Как летит время. Его жена была беременна вторым мальчиком. Сейчас ему уже 17 лет, а я по-прежнему в строю. Так что все неплохо».

Ковальчук признался, что Рирден также стал своеобразным наставником для новичка той команды Дэни Хитли, который впоследствии дважды добирался до отметки в 50 голов за сезон.
«Я, Рирден и Хитли проводили много времени вместе на выездах, - делится Ковальчук. – Они учили меня английскому. Я учил их русскому. Он знает больше русских слов, чем можно ожидать. Здорово, что он по-прежнему их помнит».

Рирден соглашается с Ковальчуком и признается, что проведенное с ним некогда время оставило на нем глубокий отпечаток.
«В той ситуации я, возможно, впервые осознал, что буду тренером, - говорит Рирден. – Всему, что я знаю по-русски, научился от него. Дружба наша началась на фоне того, что он испытывал проблемы с английским, когда только прибыл сюда, так что мы обменивались словечками. Вы, ребята, наверняка слышали, что я говорю по-русски. Так вот это его заслуга. Конечно, подбирал я после этого кое-какие словечки и от других российских игроков, с которыми вместе выступал, и которых тренировал. Но именно с ним мы впервые начали обмениваться ими. Теперь его английский, конечно, идеален, в отличие от моего русского. Тогда я был только шестым или седьмым защитником в «Атланте Трэшерз», а наша команда была не слишком хороша. Когда приближался День благодарения, я посчитал, что провожу недостаточно времени с этими парнями, которым требуется адаптироваться к НХЛ. И я помню, как пригласил их в свой дом, и моя жена накормила их праздничным ужином».
«Тогда образовался наш союз, - добавляет Рирден. – Конечно, с тех пор прошло уже 19 лет. Но именно тогда я осознал, что моей ролью в этой жизни будет помощь во взращивании этих юных парней, и в их преодолении сложных жизненных этапов».

Что до того, каким игроком был Рирден, Ковальчук рассказывал восторженно, но, возможно, не совсем правдиво.
«Мне кажется, что он был очень недооцененным, - говорит Ковальчук, смеясь. – У него был сильный бросок. Иногда он забивал голы, но в целом он был из тех защитников, которые предпочитают «оставаться дома».
«Он был очень хорош вне хоккейной площадки», - добавляет Ковальчук напоследок.