Дик Адвокат: «Путин и я маленького роста, но у нас есть харизма, мы два лидера»

Бывший тренер «Зенита» Дик Адвокат вспомнил о моментах своей работы в России.

- Как ранняя смерть отца повлияла на вас?

- С самого детства я был независимым. Пек себе хлеб, когда ходил в школу. В полдень готовил обед. У моих старших братьев был свой круг общения. Я не вмешивался.

- Вы были изгоем?

- Нет, но я умел наслаждаться одиночеством. И до сих пор умею. Мне очень хорошо одному. Так и должно быть, потому что футбольный тренер – профессия одиночек. Люди думают, что это нормально, потому что вы живете в роскоши. В «Зените» в Санкт-Петербурге водитель забирал меня утром в половине девятого на 600-м «Мерседесе» с телохранителями. Вечером меня привозили обратно, и я находил свою одежду постиранной и аккуратно отглаженной. Вы посчитаете это нормальным, но, конечно, это ненормально.

- Роскошь в одиночестве.

- Да. Это приятнее, чем роскошь в нищете, но одиночество остается.

- Не с кем радоваться жизни.

- Совсем. Что о моих помощниках… Они всегда ночевали в другом отеле. Я держал дистанцию. В этом отношении я серьезный человек.

- Вы когда-нибудь сомневались в себе?

- Да. Я помню, что, когда я играл за «Ден Хааг», делал крюк, чтобы избежать встречи с членами правления. Я их видел, но не здоровался. И когда меня ждали в зале заседаний, я всегда просил кого-нибудь пойти со мной. Так все внимание переходило с меня на другого. Очень удобно. Этот образ маленького нахального парня ошибочен.

- По-вашему, застенчивость - признак слабости?

- Нет, но демонстрация этого - да. Мне нравилось, когда люди думали, что ими невозможно манипулировать. Кстати, никто не знал о моей застенчивости, только тот, кто шел со мной. Я говорил: пойдем вместе - тогда и на тебя обратят внимание. Мне всегда казалось, что все смотрят на меня. Даже будучи тренером сборной, я не хотел идти в зал заседаний один.

- Вы умеете хорошо притворяться. Чего стоит ваш громкий голос.

- (Накланяется над столом). Когда я работал в России, Владимир Путин спросил меня, каким должен быть лидер. «Вы и я, - ответил я ему. - Это лидеры. Когда мы входим в зал, где находится пять тысяч человек, он замирает». Мы с Путиным можем быть маленького роста - он 169 сантиметров, я - 170, но у нас есть харизма. Ему это так понравилось, мой ответ.