«Такую Олимпиаду Томас Бах создал сам»: ответ Yahoo Sports на жалобы главы МОК по поводу обращения с Валиевой

Президент Международного олимпийского комитета (МОК) Томас Бах по телевизору наблюдал за соревнованиями в женском одиночном фигурном катании и отреагировал так же, как и большая часть мира Он был шокирован, обеспокоен, зол, - пишет Дэн Уетцел для Yahoo Sp

Президент Международного олимпийского комитета (МОК) Томас Бах по телевизору наблюдал за соревнованиями в женском одиночном фигурном катании и отреагировал так же, как и большая часть мира

Он был шокирован, обеспокоен, зол, - пишет Дэн Уетцел для Yahoo Sports.

«Очень печальная история, - сказал Бах, имея в виду произошедшее с российской фигуристкой Камилой Валиевой. Пятнадцатилетняя фаворитка соревнований, сдавшая положительный допинг тест, но все равно допущенная к личному турниру, не выдержала огромного давления. Она заняла только четвертое место, после чего эмоционально сломалась.

«Я был очень, очень обеспокоен», - делился чувствами глава МОК.

Бах обрушился на тренеров, чиновников и врачей, окружающих Валиеву. На ее так называемое «окружение», и пообещал провести расследование по поводу того, как повели себя эти люди.

«Я надеюсь, что личности, ответственные за это, будут наказаны надлежащим образом, - отрезал Бах. - И когда я говорю «надлежащим образом», я имею в виду «наиболее строгим».

Проба Валиевой дала положительный результат на препарат, входящий в список запрещенных веществ Всемирного антидопингового агентства. Характер препарата говорит о том, что его девушка-подросток, всю жизнь находившаяся под контролем Федерации фигурного катания России, получила от взрослых, а не приняла самостоятельно.

«Допинг очень редко применяется спортсменами в одиночку, - пояснил Бах. - За этим всегда стоит кто-то еще».

«Итак, мы имеем несовершеннолетнюю, 15-летнюю девочку, в организм которой попал препарат, которого там не должно быть, - продолжил он. - И те, кто ввел этот препарат в ее организм, те и виновны».

После не оправдавшего надежд, нервного проката Валиевой, ее тренер Этери Тутберидзе подвергла ее резкой критике.

«Почему ты так отпустила все?, - произнесла по-русски Тутберидзе. - Объясни мне, почему? Почему ты перестала бороться? После акселя ты вообще опустила руки. Почему?».

Показалось, что рыдающая Валиева не получила особой поддержки.

«Когда я увидел, с какой невероятной холодностью ее приняло ближайшее окружение, у меня мурашки пошли по коже, - заявил Бах. - И это вместо того, чтобы успокоить ее, попытаться помочь ей».

«Вы могли почувствовать эту леденящую атмосферу, эту дистанцию, а если бы вы интерпретировали еще и язык тела, то впечатление стало бы еще более гнетущим, - сказал Бах. - Там даже были какие-то пренебрежительные жесты».

Бах поведал, что эта сцена не давала ему покоя всю ночь, пока он «размышлял» о том, как тренер «может быть настолько холодным к своей спортсменке». Позднее он прочитал о дальнейших недовольствах внутри команды.

«Боюсь, что впечатление, которое сложилось у меня вчера вечером, не было ошибочным, - сообщил Бах. - Все это не вызывает у меня особого доверия к ближайшему окружению Камилы. Ни в отношении того, что произошло в прошлом, ни в отношении будущего».

«Как поступать, как общаться, как лечить несовершеннолетнюю спортсменку в возрасте 15 лет, находящуюся в таком очевидном психическом стрессе? - продолжил он. - Я могу только пожелать Валиевой получить поддержку ее семьи, ее друзей и людей, которые помогут ей преодолеть эту чрезвычайно сложную ситуацию».

Бах прав. Но уже слишком поздно. 

Ситуация с Валиевой и проваленным допинг-тестом тотчас должна была послужить тревожным сигналом о том, что подростка окружили люди, не заботящиеся о ее интересах. Употребление допинга ребенком - это по определению жестокое обращение с детьми.

Однако политика МОК, когда дело касается допинга, заключается в передаче полномочий по дисциплинарным наказаниям ряду сторонних антидопинговых агентств и судов. Именно эта система позволила Валиевой продолжить соревноваться, несмотря на положительный тест. И превратила девушку в олимпийского девушку-изгоя, вокруг которой нет никого, кому она могла бы доверять.

«Это давление выше моего понимания, - сокрушался Бах. - Особенно для девочки 15 лет».

Журналисты в течение всей недели спрашивали, поддерживал ли МОК прямой контакт с Валиевой, и задавались вопросом, почему она должна оставаться под опекой своих обидчиков.

Бах, в свою очередь, лишь отвечал, что МОК подал в Спортивный арбитражный суд иск о временном отстранении Валиевой от участия в Олимпиаде. Но комиссия постановила, что она может продолжать соревноваться.

«Мы обратились в суд, мы не хотели, чтобы она продолжала, но мы проиграли судебное дело, - заявил Бах. - Мы должны уважать нормы закона».

На самом деле, система представляет собой ряд организаций, в основном обвиняющих в ошибках друг друга. МОК мог бы исправить все это уже много лет назад.

«Есть вопросы, которые необходимо решить», - признал Бах.

Наказание должно затрагивать не только спортсменов, но и их окружение, а также должно касаться и самих стран. 

Россия была уличена в проведении масштабной государственной допинговой операции во время зимних Олимпийских игр 2014 года. Однако МОК лишь технически запретил стране участвовать в Олимпиаде. Те же тренеры, руководители и система продолжили работать под названием Олимпийский комитет России.

Ничего не изменилось.

И, скорее всего, уже ничего не изменится.

Бах говорил содержательно и целеустремленно, но это всего лишь слова. Затягивание с ответами по ходу пресс-конференции, длившейся 1 час, также позволили ему избежать любых вопросов о проблемах с правами человека в Китае, об обращении с уйгурским этническим меньшинством или его работе в качестве пропагандистской пешки в деле Пэн Шуай.

Предпочтительной темой были допинг и издевательство над 15-летней девочкой.

Это Олимпиада, которую Бах, занимающий пост президента организации почти десять лет, создал сам. Вот она. Он просто случайно увидел ее во всей ее порочности по телевизору в четверг.

Увиденное вызвало у него отвращение.