The Bridge: Камила Валиева не будет последней молодой спортсменкой, пойманной на допинге


Камила Валиева была не первой молодой спортсменкой, обвиненной в употреблении допинга, и уж точно не окажется последней, ​​если мы не начнем более серьезно относиться к условиям, в которых находятся юные атлеты. Опасения по поводу молодежного допинга усилились на зимних Олимпийских играх 2022 года в Пекине после новостей о том, что в пробе 15-летней российской фигуристки обнаружили запрещенное вещество триметазидин.

Запоздалая новость о ее положительном тесте вызвала много вопросов, в том числе и об установлении возрастного ценза для участия в Играх. Возрастные ограничения на Олимпийских играх фиксируются международными федерациями (МФ), а не олимпийским комитетом.

 В частности, Правило 42 Олимпийской хартии гласит: «Для участников Олимпийских игр не может быть никаких возрастных ограничений, кроме тех, которые указаны в правилах соревнований МФ, утвержденных Исполкомом МОК». Некоторые спортивные федерации установили минимальный порог для участия в Олимпийских играх — другие же этого не сделали. Так, например, к международным турнирам по фехтованию допускаются спортсмены старше 13 лет, в тхэквондо и бобслее возрастной ценз повышен до 14 лет, в борьбе, велоспорте и тяжелой атлетике – до 17, а в марафоне – до 20.

Многие считают, что Валиева слишком молода, чтобы принимать допинг без участия в этом деле взрослых. 

Но, когда мы говорим о нарушениях антидопинговых правил, не бывает слишком молодых спортсменов. Например, международная автомобильная федерация на два года дисквалифицировала 12-летнего польского картингиста, сдавшего положительный тест на никетамид. Адвокат утверждал, что спортсмен не должен подвергаться санкциям, потому что слишком молод, чтобы участвовать в Юношеских Олимпийских играх (ЮОИ). Но, несмотря на возраст поляка и тот факт, что запрещенное вещество попало в его организм из-за энергетического батончика, Спортивный арбитражный суд сократил дисквалификацию всего на шесть месяцев, отметив, что юные годы не являются помехой для применения санкций.

На первой юношеской Олимпиаде два 17-летних борца сдали положительные допинг-тесты и лишились всех завоеванных медалей, а также получили двухлетнюю дисквалификацию, несмотря на юридический статус несовершеннолетних. Приведем еще два примера, которые показывают, что возраст не защищает спортсмена от наказания за применение допинга. На Летних играх 1972 года 16-летний пловец из США Рик ДеМонт лишился золотой медали в плавании на 400 метров вольным стилем из-за положительного теста на эфедрин. Эфедрин содержался в лекарстве, которое ему выписали от астмы, однако врач сборной не уведомил МОК, что спортсмен нуждается в этом препарате, поэтому дисквалификация осталась в силе.

На Олимпийских играх 2000 года в Сиднее шестнадцатилетняя румынская гимнастка Андреа Рэдукан оказалась в похожем положении: таблетка от простуды, которую ей дал врач сборной, содержала запрещенное вещество. Жак Рогге, через год ставший президентом МОК, признал несправедливость случившегося: «Это одна из самых ужасных ситуаций из всех, с которыми я столкнулся на Олимпиаде». 

Олимпийское движение уже давно придерживается позиции, что антидопинговые правила незыблемы. Единственное, что изменилось, – это то, что сейчас у нас больше информации о психическом здоровье спортсменов, роли окружения и рисках, связанных с перетренированностью и ранней специализацией.

Степень реакции на ситуацию с Валиевой, начиная от возмущения Тары Липински и заканчивая сочувствием Катарины Витт, показывает, что нужно рассматривать разные варианты участия молодых атлетов. Отстранение молодых спортсменов от Олимпийских игр приведет к тому, что мы больше не увидим таких впечатляющих выступлений, как победу 13-летней китаянки Фу Минся в прыжках с 10-метровой вышки на Олимпийских играх 1992 года в Барселоне или идеальную программу 14-летней румынской гимнастки Нади Команечи на Олимпийских играх 1976 года в Монреале. Но, учитывая все, что мы знаем о перетренированности, эксплуатации и жестоком обращении со спортсменами, возможно, это не такая плохая идея.

Попытки защитить спортсменов с помощью возрастных ограничений вряд ли будут эффективными. Юные атлеты, не имеющие право участвовать в Олимпийских играх, по-прежнему могут тренироваться столько же, сколько более взрослые участники. Любое решение должно учитывать, что дети-спортсмены являются наиболее уязвимой категорией, затронутой допингом, и с юридической точки зрения еще не обладают способностью принимать рациональные, независимые решения. Как показывает история и литература, сложно провести четкую грань между детством и взрослой жизнью, а также выделить конкретный период между ними, так как во многом это обусловлено культурой.

Появление категории защищенных лиц в обновленном кодексе Всемирного антидопингового агентства в 2021 году стало шагом вперед. Теперь ВАДА признает защищенными лицами спортсменов младше 16 лет (или младше 18 лет, если спортсмен не входит в зарегистрированный пул тестирования или не участвовал в международных соревнованиях), а так же атлетов с умственными отклонениями. В кодексе говорится, что при нарушении антидопинговых правил защищенным лицом WADA может не предавать эти случаи публичной огласке, в тоже время он не запрещает СМИ разглашать информацию о спортсмене. Что все это означает на практике, неясно. Остается много вопросов о том, почему Валиевой разрешили продолжить выступления, нам обходимо больше обсуждений по поводу прав «защищенных лиц».