Хоккей
21.08.2018

Следует ли «Детройту» увековечить 91-й номер Сергея Федорова?

Сергей Федоров являлся противоречивой фигурой в Детройте, когда выступал за «Ред Уингз» - и с тех пор в этом отношении ничего не изменилось.

Ну, если только не считать того, что Федоров провел свой последний матч в НХЛ уже 9 лет назад (а за «Ред Уингз» и вовсе 15), был включен в Зал хоккейной славы почти три года назад и вернулся обратно в свою родную Россию, став генеральным менеджером московского ЦСКА из Континентальной хоккейной лиги.

Вопрос в настоящее время заключается в следующем: стоит ли клубу увековечить 91-й номер Федорова с тем, чтобы его свитер мог висеть под сводами «Литтл Сизарс-арены» наряду с номером 9 Горди Хоу, 19 – Стива Айзермана, 5 – Никласа Лидстрема, 7- Теда Линдсей, 1- Терри Савчака, 10 – Алекса Дельвеккио и 12 – Сида Абеля.


Когда недавно был задан вопрос о позиции «Ред Уингз» в отношении увековечивания номера Федорова, первый вице-президент «Ред Уингз» Джимми Девеллано сказал: «Я не собираюсь это обсуждать».

Окей.

Если взглянуть на статистику и достижения Федорова, все выглядит так, будто его номер действительно следует увековечить. Однако в случае с Федоровым дело далеко не всегда касалось лишь одной статистики.

В течении 13 сезонов в составе «Ред Уингз», Федоров забил 400 голов, отдал 554 результативные передачи и набрал 954 очка в 908 матчах. Он играл ключевую роль в завоевании трех Кубков Стэнли, получал «Харт Трофи» в качестве MVP НХЛ, два «Фрэнк Дж. Селки Трофи» в качестве лучшего форварда в лиге защитного плана, а также 6 раз принимал участие в Матчах всех звезд.

В статистическом плане его показатели вполне можно сравнивать с цифрами большинства из тех семи игроков, номера которых были увековечены.

Федоров – один из всего четырех хоккеистов (остальными являются Хоу, Айзерман и Дельвеккио), которым удавалось забрасывать 400 шайб в составе «Рейд Уингз», а также одним из семи (наряду с вышеназванными тремя, а также Лидстремом, Павлом Дацюком и Хенриком Зеттербергом), которые имеют больше 900 очков.

И никто не сомневается, что как 13-й номер Дацюка, который в настоящее время выступает в России, так и 40-й номер нынешнего капитана Зеттерберга будут увековечены «Ред Уингз» на определенном этапе.

Федоров являлся ярким хоккеистом, и немногие из тех, кто когда-нибудь зашнуровывал шнурки коньков умел доминировать на площадке так, как это делал он. Он забил все 4 гола «Детройта» в ничейном матче с «Лос-Анджелес Кингз» в 1995-м, все 5 голов в победном в овертайме поединке над «Вашингтон Кэпиталз» в ночь после Рождества в 1996-м.

Но его и справедливо критиковали за то, что он порой не демонстрировал своей лучшей игры, когда находился на льду.

Когда он был мотивирован, Федоров являлся лучшим игроком на площадке. Однако бывали и времена, когда казалось, что он мог давать больше, чем давал.

Это раздражало и приводило в ярость тогдашнего тренера Скотти Боумэна, который, конечно, являлся представителем старой школы, требовавшим от каждого игрока выкладываться по полной во время нахождения на льду.

Ирония состоит в том, что в данном отношении Федоров был похож на Хоу, который, по мнению многих, являлся лучшим игроком в истории НХЛ и носил прозвище «Мистер хоккей».

Хоу также был известен тем, что порой лунатиком передвигался по площадке во время матчей, полагаясь лишь на свой громадный природный талант, пока кто-нибудь не применял к нему силу. Это злило Хоу, и он начинал показывать свою лучшую игру. В те дни оппоненты «Ред Уингз» использовали выражение «не буди лихо, пока оно тихо», чтобы сказать: «Оставьте Хоу в покое, если он выглядит незаинтересованным во время игры».

Но так было с 1946-го по 1971-й год – другое время, при отсутствии столь пристального внимания СМИ. То, что происходило за пределами льда, обычно за пределами льда и оставалось.

Ну и Хоу был из Саскачевана в Канаде, а не из России (тем более тотчас после окончания эпохи холодной войны). Страсть и желание многих советских/российских игроков (лучшие из них наводнили НХЛ после декабря 1991-го года, когда распался Советский Союз) ставились под сомнение многими болельщиками в НХЛ и представителями СМИ. Не помогало ситуации и временами видимое безразличие к происходящему Федорова.

История взаимоотношении Федорова и «Ред Уингз» была драматичной с самого старта.

«Детройт» задрафтовал Федорова в 1989-м и, летом 1990-го, когда ему было 20 лет, он решил, что хочет покинуть Советский Союз и начать новую жизнь в Северной Америке.

Федоров являлся членом национальной сборной Советского Союза, которая принимала участие в Играх доброй воли в Сиэттле с конца июля по начало августа. Тогда он связался с «Ред Уингз» и сказал им, что настало лучшее время для побега в Соединенные Штаты. Таким образом, после череды событий будто из шпионского триллера, Федорову удалось ускользнуть от команды при помощи должностных лиц «Ред Уингз» и кадровых работников, которые увезли его в Детройт.

И когда Федоров (чрезвычайно талантливый центрфорвард) появился в «Ред Уингз» в свой дебютный сезон 1990-91, за клуб выступал Айзерман – капитан команды, надолго завоевавший сердца болельщиков «Ред Уингз».

В то время как комбинация центрфорвардов являлась ключом к завоеванию «Уингз» Кубков Стэнли в 1997-м, 1998-м и 2002-м годах, взаимоотношения Федорова и Айзермана всегда были не лучшими.

Эти двое отличались друг от друга по многим критериям. Айзерман являлся тихим канадцем – талантливой рабочей лошадкой. Федоров же представлял из себя вспыльчивого, эффектного русского, который встречался с красивой и гламурной соотечественницей, звездой тенниса Анной Курниковой, являвшейся еще тинэйджером на протяжении большей части их отношений. Многие полагали, что Айзерман считал, будто чистый талант Федорова таит для него угрозу и, как и Боумэн, был недоволен тем фактом, что мозг Федорова не всегда всецело фокусировался лишь на хоккее.

Кроме того, после того как «Ред Уингз» выиграли Кубок Стэнли в 1997-м году, Федоров, контракт которого завершился после сезона, дождался, пока до окончания первенства 1997-1998 не будет оставаться 21 матч, и в конечном счете подписал шестилетнее соглашение на $38 миллионов. Однако, когда он вернулся, в плей-офф он был великолепен, и помог «Уингз» выиграть еще два Кубка Стэнли.

В то же время Федоров чувствовал холодность в отношении себя со стороны капитана команды и публичного образа клуба. В результате он посчитал, что, пока Айзерман является его одноклубником, он никогда не будет получать того внимания, которого заслуживает.

По этой причине Федоров отверг еще больше денег от «Ред Уингз» и в качестве свободного агента подписал контракт с «Анахайм Дакс» после сезона 2002-2003.

Такое его решение сильно разозлило не только многих поклонников «Ред Уингз» (Федорова освистывали каждый раз, когда он касался шайбы, выступая на «Джо Луис Арене» после отбытия из «Детройта»), но и некоторых людей из руководства. И очевидно, что эти раны все еще не зажили.

Девеллано являлся генеральным менеджером клуба, когда «Детройт» задрафтовал Федорова. Его отказ комментировать ситуацию с возможностью увековечивания номера Федорова говорит о многом, потому что он всегда с большим желанием и открытостью дает интервью на протяжении 36 лет работы в организации «Ред Уингз».

В то время как я полагаю, что 91-й номер Федорова следует увековечить, ответ Деллевано ясно дает понять, что этого не случится. По крайней мере в ближайшее время.


Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте!

Источник: www.deadlinedetroit.com
0 0