Новости
15.05.2012

Наследие "непобедимого" "Арсенала". Часть вторая

С первой часть можно ознакомиться здесь.

«Размытая позиция» 

До того, как на трон английского футбола взошел «Арсенал», балом на Туманном Альбионе правил «Манчестер Юнайтед». Феноменальным получился у них сезон 1998/99. Тогда «дьяволы» оформили золотой требл, обыграв в финале Лиги Чемпионов «Баварию» благодаря двум голам в добавленное время. В то время МЮ считался законодателем футбольной моды, и все клубы старались скопировать стиль и тактику сэра Алекса. Шотландец использовал стандартную схему 4-4-2, где каждый игрок на поле знал свою позицию и строго выполнял предустановленные функции.
 
На страже ворот стоял громадный, но в то же время пластичный Шмейхель, центр обороны прикрывали две «скалы» – Стам и Берг. Регулярную подпитку форвардов навесами справа осуществлял Гари Невилл, в то время как слева действовал сугубо оборонительный бэк Денис Ирвин, который своей тягой к обороне компенсировал постоянные подключения Невилла.

Полузащита была еще более шаблонной. В центре действовала классическая связка разрушитель-креативщик (Кин – Скоулз), справа выступал основной поставщик подач Бекхэм, слева – мобильный бегунок Гиггз. Лишь пара форвардов была немного не «по конспекту», однако и ей приходилось придерживаться строгой модели Фергюсона. Зачастую дуэт нападающих комплектуется по принципу «один создает, другой забивает», однако в «Юнайтед» на острие играли два универсала ( Коул – Йорк). Казалось бы, вот она революция в футболе, однако, по сути, все было предельно просто. Старый метод «один создает, другой забивает» использовался в МЮ на всю катушку, с единственным отличием, что Коул и Йорк постоянно менялись ролями. Если Коул смещался на фланг или к центральному кругу, то «наконечником» становился Йорк – и наоборот.

И это работало, «дьяволы» постоянно оставляли в дураках защиту соперников при помощи подобных маневров. Это было достигнуто благодаря высочайшему классу исполнителей, по-футбольному умных и понимающих друг друга на телепатическом уровне. Обзавестись такими мастерами, как понимаете, было непросто.
 
А затем пришел «Арсенал» и сломал понятие строгой схемы. И если оборону сложно как-либо модифицировать, то с атакой вариантов было предостаточно. Единственным отличием было то, что за атаку у «канониров» отвечал левый фланг обороны, а не правый, как у «Юнайтед». Средняя линия и атака у команд отличалась кардинально, и подобная философия изменила футбол. «Дьяволы» использовали в центре типичного разрушителя (Рой Кин) и типичного креативщика (Скоулз) – у лондонцев подобного разделения обязанностей не было. Оба игрока (Виейра – Жилберто) в середине  играли роль эдакого «якоря» – они не были «заточены» исключительно под оборону, а контролировали весь фронт средней линии.

Ни одна команда в то время не использовала центральных хавбеков настолько разнопланово. Поголовно использовалась тактика «разрушитель-креативщик». Если кому-то приходило ставить в центр двух универсальных хавбеков, то такие команды, как правило, действовали слабо либо в атаке, либо, напротив, в обороне. Тогда основной функцией центрального хава было предотвращение атаки соперника, перед тем как в игру вступят защитники. В «Арсенале» они имели и атакующую функцию. Когда Виейра бежал вперед, его страховал Жилберто.
 
Подобной тактикой успешно воспользовалась мюнхенская «Бавария» шесть лет спустя. Тогда немцы дошли до финала, а стержень команды в полузащите составляли Марк ван Боммель и Бастиан Швайнштайгер. Стиль игроков разный, но концепция, по сути, та же. Шутка ли, но, до возвращения Скоулза, даже «Манчестер Юнайтед» играл в центре поля по такой тактике. Сейчас она немного изменилась, клубы используют не дуэт центрхавов, а одного или даже трёх. Бускетс в «Барселоне», например. Или трио Камбьяссо-Мотта-Дзанетти в «Интере» Моуриньо.
 
Вингеры в «Арсенале» тоже действовали не по стандартному шаблону. Я позже объясню, как именно они «революционировали» футбол. Венгер использовал так называемую тактику «размытой позиции». Пирес и Юнгберг не были привязаны к своему месту на футбольном поле, им разрешалось действовать по всему фронту атаки. Они даже могли по ситуации меняться местами с Вийера, Силвой, Анри и Бергкампом, однако ключевой «фишкой» была смена позиций между собой. Вскоре подобная ротация флангами между двумя вингерами стала использоваться повсеместно. Португалия, к примеру, добралась до финала Евро-2004, имея на флангах таких игроков, как Луиш Фигу и Криштиану Роналду, которые любили «махнуться» позициями.

В наше время вингеры не меняются местами, потому что сейчас команды не используют классического флангового полузащитника. Ныне широта атак поддерживается кем-то одним из средней линии либо фланговыми защитниками. Но сама концепция «размытой позиции» до сих пор широко распространена в футболе. Сейчас редко встретишь футболиста, действующего строго по одной позиции.
 
Атакующая линия «канониров» также существенно отличалась от других клубов. Как правило, «наконечник» действует высоко в центре нападения, в то время как его партнер смещается в середину поля. Или же, если в связке играли два «наконечника», то они оба действовали весьма высоко, ожидая длинный пас в надежде начать контратаку. «Арсенал» не прибегал ни к первой тактике, ни ко второй. И Анри, и Бергкамп любили «сваливаться» назад, хотя француз действовал чуть выше, но не в центре, а слева.

К тому же, у Анри не было тех ключевых качеств, присущих типичному бомбардиру премьер-лиги. Тогда форвард должен был быть «тараном». Они имели «любимую» ногу и уверенно чувствовали себя на втором этаже. Вспомните, например, Ширера, Иана Райта, Хассельбайнка. Анри не был таким. Его удар не был очень сильным, Тьерри всегда бил на исполнение, фирменно подкручивая мяч. И, несмотря на немалый рост, игра головой у Анри была самой слабой составляющей. Зато он обожал вступать в обводку – то, о чем британские форварды в то время могли лишь мечтать (за исключением Дзолы). Откровенно говоря, Анри был уникальным форвардом для английского футбола, и именно его нестандартная игра была откровением атак «Арсенала».