«В России на многие вещи начал смотреть по-другому» – Тонни Вильена о «Краснодаре», РПЛ и Галицком

Меньше чем за полгода голландский новичок «Краснодара» Тонни Вильена стал одной из ключевых фигур в составе «быков». Воспитанник «Фейеноорда» сыграл практически во всех матчах «черно-зеленых» в осенней части сезона, всякий раз удивляя болельщиков огромным объемом проделанной на поле работы. 

Корреспондент нидерландского издания Voetbal International пообщался с Тонни, узнав у него, что он думает о своей новой команде, красавце-стадионе, жизни в России и почему его ребенок родится не в Голландии, а в Краснодаре. 

О том, что знал о «Краснодаре» до перехода

– Когда я впервые услышал об интересе со стороны «Краснодара», в памяти всплыли игры отборочного раунда Лиги Европы в 2013 году. Тогда город мне показался серым, да и сам клуб не представлял собой ничего особенного. Но оказалось, что командой, которая тогда противостояла «Фейеноорду», была «Кубань», выступавшая на старом стадионе. В общем, мои первые ощущения базировались именно на воспоминании от тех матчей, однако во время переговоров я понял, что «Краснодар» – клуб совершенно особенный. 

О ходе переговоров с руководством «горожан»

– Владимир Хашиг, генеральный директор клуба, лично позвонил мне, когда я находился на сборах национальной команды перед матчами в Лиге Наций. «Мы действительно очень хотим тебя здесь видеть», – сказал он. Я подумал, что это здорово. «Краснодар» был первым клубом, который оказался таким конкретным и связался со мной напрямую, без каких-либо посредников. Планы, которые мне представили, были очень амбициозными. Я увидел на фотографиях базу, о которой в Голландии могут только мечтать. Позже президент «Краснодара» Сергей Галицкий сказал мне: «Приезжай, Тонни, ты реально не пожалеешь». Он был прав. Теперь я знаю, что мало где в остальной Европе найдешь клуб, в котором все организовано лучше, чем здесь. 

О причинах согласия на переезд в Россию при наличии предложений из других чемпионатов

– Полагаю, никто не думал, что я могу отправиться в Россию. Но в этом и есть какое-то проявление меня: я не иду по проторенной дорожке, а делаю то, что подсказывают чувства. Да, до того я мог поехать в Италию, но сердце сказало, что этого делать не нужно. Конечно, важную роль в таком выборе сыграло и то, что в тот момент моя мама еще была жива и очень тяжело болела, но вместе с тем я чувствовал, что не добился всего в «Фейеноорде». Потом мы стали чемпионами – я не могу представить, что упустил бы такое. Лишь в прошлом году во мне выросло понимание того, что я должен уезжать. Предложение от «Краснодара» появилось очень вовремя. Я хотел прийти в хорошо организованный клуб, в котором мне бы доверяли, и я мог бы играть на регулярной основе.

«Эредивизи» нельзя сравнивать с российской Премьер-лигой. Ритм, физика, жесткость – во всех аспектах в России сложнее. И я понимаю, что мне это как раз подходит. 

О том, почему взял экзотический 52-й номер в «Краснодаре»

– Раньше я всегда хотел «десятку», считал, что это классный номер, но в «Краснодаре» он оказался занят. Тогда я подумал о 52-м, который символизирует год жизни, на котором скончалась моя мама. Теперь думаю: я и «десятка», хм… Сейчас 52-й стал иметь для меня гораздо большую ценность, чем 10-й, ведь в нем действительно есть смысл. Теперь это мой номер навсегда. Может быть, все это является результатом моего взросления. В России на многие вещи я начал смотреть по-другому.

О том, кого он взял с собой в Краснодар и почему его ребенок должен родиться в России, а не в Голландии

– Мне важно присутствие близких людей рядом. У моей спутницы Ланы не было другого варианта, кроме как отправиться вместе со мной. Мой брат Ренди тоже живет с нами, он всю жизнь провел в Масслейсе, и я подумал, что в его возрасте он должен больше узнать о мире вокруг. Еще есть собака по прозвищу Джиджи, которую мы купили в Москве. Собаку, которая живет в голландском доме, нам перевезти не удалось, а мы хотели, чтобы и в Краснодаре вместе с нами находилось какое-нибудь животное. 

Сейчас Лана ждет ребенка, роды ожидаются в апреле. Она будет рожать в России, так что в паспорте у ребенка Краснодар будет записан в графе «место рождения». Так мы навсегда запомним наше пребывание здесь. Правда, не знаем, получит ли наш ребенок российский паспорт. Почему Лана останется в Краснодаре? Да, она могла бы поехать рожать в Нидерланды, но в апреле меня рядом с ней не будет. К тому же мы успели заметить, что в русской медицине все по-серьезному. Лана никогда не сдавала столько тестов, как здесь. Я очень жду того момента, когда ребенок появится на свет, хотя понимаю, что это очень большая ответственность. 

О домашнем стадионе «Краснодара»

– Знаю, что по архитектуре наш стадион похож на римский Колизей. Мне рассказали, что сюда привозили специальные материалы из Италии, чтобы придать арене такой вид. Стадион «Краснодар» сильно отличается от стадиона «Фейеноорда», что проявляется в первую очередь за счет атмосферы. Помню, как через несколько дней после подписания контракта мне устроили экскурсию, в чаше никого не было, я вышел на поле в абсолютной тишине, и тут специально для меня включили медиаэкран. Ты остаешься один на газоне, видишь этот свет и эффекты панорамного экрана… Я был на многих стадионах, но краснодарский – самый красивый в Европе. 

Об уровне клубной базы «быков»

– Когда я впервые оказался на базе клуба, то не мог поверить своим глазам. Два спортзала, бассейн, ледяные ванны, барокамера, криосауна, джакузи… 30 минут в барокамере дают эффект 2-часового сна. Криосауна стимулирует циркуляцию крови в организме. Все эти процедуры обязательны. В «Фейеноорде» же у нас было только джакузи и иногда ледяные ванны. Во время чемпионата мира на базе клубной академии жила сборная Испании, и это о многом говорит. 

Об участии Галицкого в делах клуба и города

– Президент бывает на тренировках команды. Когда все слышат звук приближающегося вертолета, то знают, что это он. Если Галицкий не может присутствовать на тренировках, то смотрит их дома или в другом месте. Записи наших занятий ему транслируют, чтобы он мог все видеть и быть в курсе всех дел. Говорят, что Галицкий определяет состав или тактику на игру? Нет, не замечал такого. 

Галицкий обожает свой город. Он хочет отдать что-то его жителям посредством стадиона и парка, построенного рядом с ареной. А еще он желает, чтобы команду формировали собственные воспитанники, поэтому тратит много денег и на академию. 

О том, в каких аспектах порядки в «Краснодаре» либеральнее тех, что царят в «Фейеноорде»

– Кто-то подумает: раз Россия – значит все жестко и сурово. Однако на самом деле все обстоит совершенно иначе. Здесь к игрокам относятся не как к детям. Можно пользоваться телефонами перед матчами, хотя в том же «Фейеноорде» это запрещено. Футболисты приходят на завтрак в чем им удобно: короткие шорты, длинные шорты, разные поло, майки… никто не парится на сей счет. В сравнении с «Краснодаром», в «Фейеноорде» больше различных внутренних правил. В России же от нас требуется главным образом проявлять себя на поле. Мне нравится, что здесь можно после матча выйти в такой одежде, в какой ты хочешь. В Голландии другая ситуация с дресс-кодом, и мне кажется, что это должно уже уйти. В российских клубах ответственность берут на себя сами игроки.

О том, чего ему не хватает в Краснодаре

– Иногда, помимо друзей и других оставшихся в Голландии членов семьи, скучаю по каким-то очень обычным вещам. Типа простого сэндвича с сыром. Дикость, да? Если сравнивать со здешним хлебом, то в Нидерландах хлеб просто топового качества. Зато в России, в отличие от Голландии, супермаркеты работают круглосуточно и без выходных, так что если ночью проголодаешься, то нет никаких проблем, чтобы купить тот же хлеб. 

О роли своего отца в развитии карьеры

– Я проклинал отца, когда по утрам он стаскивал меня с кровати. Думал: ну оставь ты меня уже в покое. Но он всегда говорил, что тяжелая работа поможет в будущем делать разницу на поле. Мне было 10 лет, когда мы вместе с отцом начали тренироваться на пляже. Мы делали сумасшедшие упражнения, занимались, занимались и еще раз занимались. В выходные и каникулы мы брали мячи и работали над дриблингом, обработкой мяча, передачами, ударами… У меня всегда было чем заняться. Только спустя годы я понял ценность всего этого. Когда в Мюнхене проходил тесты перед подписанием контракта с «Краснодаром», представители команды не могли поверить в те показатели, что я продемонстрировал. В текущем сезоне я играл во всех матчах за исключением двух игр. При этом у нас более тяжелые тренировки, чем в Нидерландах. Я всегда стараюсь рекомендовать мальчишкам, чтобы они занимались и помимо обычных тренировок.

Подписывайтесь на нас Вконтакте!