«Здесь проделывают отличную работу по сдерживанию эпидемии» - баскетбольные легионеры рассказывают о коронавирусе в России

За последние несколько недель пандемия коронавируса больно ударила по всему миру, - пишет греческий Eurohoops.

Страны закрывают свои границы, школы, магазины и аэропорты. Людям по всему миру настоятельно рекомендуют оставаться дома, дабы замедлить и, в конечном счете, побороть распространение вируса.

Как вы можете представить, огромное влияние оказал коронавирус и на мировой баскетбол. Все соревнования, включая НБА и Евролигу, оказались приостановлены либо отменены. Некоторые американские баскетболисты тем временем застряли в карантине в Европе, не понимая, получится ли у них в ближайшее время вернуться домой, будет ли еще возможность поиграть в баскетбол в текущем сезоне и что будет с их зарплатой.

У Eurohoops появилась возможность побеседовать с некоторыми из игроков, которые выступают на высшем уровне в Европе, и вот какими сведениями они поделились о всей этой уникальной ситуации.

Приводим вашему вниманию ответы Кайла Хайнса из московского ЦСКА и Остина Холлинза из санкт-петербургского «Зенита»:

Как вы справляетесь с коронавирусом прямо сейчас?

Кайл Хайнс: Просто пытаюсь оставаться дома, насколько это возможно. Социально дистанцируюсь от других. Выхожу только по необходимости: на тренировку или за продуктами.

Остин Холлинз: Прямо сейчас я придерживаюсь рекомендаций докторов. Мою руки и ограничиваю контакты с другими людьми настолько, насколько это возможно.

Какова текущая ситуация в вашем городе?

Кайл Хайнс: Ситуация в Москве не совсем такая, как в других странах и городах Европы. Россия проделывает отличную работу по сдерживанию вируса, так что у нас нет такого большого количества случаев заражения, как во многих других странах. Мы не находимся в принудительном карантине. К настоящему времени (на 19 марта) я и моя семья пытаемся практиковать самоизоляцию, так как понимаем, что лучший способ победить вирус – это как можно больше проводить время дома. Большая часть людей здесь делает все возможное, чтобы победить вирус. Москва функционирует в полуобычном режиме. Люди по-прежнему передвигаются по городу и занимаются повседневными делами. Школы закрыты, и у нас есть кое-какие ограничения, но у нас нет стольких случаев, как в других городах и странах Европы.

Остин Холлинз: Санкт-Петербург в России изолирован не слишком. Количество зарегистрированных случаев заражения мало. Мне кажется, люди сейчас совершенно точно ведут себя намного более осторожно, и осведомлены о ситуации.

Как выглядит в связи со сложившейся ситуацией ваше повседневное расписание? Вы вообще тренируетесь?

Кайл Хайнс: В связи со сложившейся ситуацией, я по большей части остаюсь дома. У меня два маленьких ребенка, так что большую часть времени мы с женой уделяем им. Думаю, в этом можно найти позитив. Есть возможность проводить больше времени с семьей. Что до тренировок – то да, мы по-прежнему тренируемся. Мы пытаемся сохранять готовность и держать себя в форме. Ведь никто не знает, что будет дальше. Вот, по сути, так и проходят мои дни. Выхожу я только за продуктами и другими необходимыми вещами.

Остин Холлинз: Моя жизнь здесь не слишком изменилась, если только не считать того, что мы больше не играем в баскетбол. Тем не менее мы по-прежнему тренируемся, что здорово. В остальном из дома я выхожу нечасто.

Каково, согласно вашей интуиции, будущее сезонов в НБА и Евролиге?

Кайл Хайнс: Я настроен оптимистично, таким образом интуиция подсказывает мне, что все это пройдет, и ситуация начнет налаживаться. Когда все закончится, мы вновь сможем играть в баскетбол, вернемся к нормальной жизни. Сложно определить, когда в действительности это случится, но я буду смотреть на вещи позитивно и скажу, что в этом сезоне мы в баскетбол еще сыграем. Не знаю, когда, но, надеюсь, что рано или поздно это все-таки произойдет.

Остин Холлинз: Мне кажется, что все хотят скорейшего возобновления сезона, но я не представляю, чтобы в ближайшем будущем это стало возможным. Надеюсь, в скором времени будет решено, доигрывать ли сезон или его отменять. Но интуиция подсказывает мне, что случится как раз последнее.