Если бы «Чикаго» задрафтовало Евгения Кузнецова? Мечты Брэндона Каина из Second City Hockey

9 июня 2010 года «Блэкхокс» положили конец кубковой засухе, одолев в шести матчах финальной серии «Филадельфию Флайерз». 16 июня «Блэкхокс» вышли на улицы Чикаго, отпраздновав событие в рамках чемпионского парада.

Однако затем фокус «Чикаго» сместился на Лос-Анджелес, где 24-25 июня проводился драфт НХЛ. При помощи первого («Чикаго» выбирал в нем 24-м) и четырех попыток второго раунда (35, 54, 58, 60) «Блэкхокс» надеялись усилить клуб талантливыми игроками.

Оглядываясь на тот драфт через годы, становится понятно, что «Блэкхокс» угадали тогда только в третьем раунде с Йоакимом Нордстремом. Выбор первого раунда, центрфорвард Кевин Хэйс, так и не подписал контракт с клубом, став неплохим хоккеистом в «Рейнджерс», а теперь выступая за «Флайерз». А из четырех пиков второго раунда форму «Блэкхокс» надел только вратарь Кент Симпсон… на один матч.

«Чикаго Блэкхокс» могли задрафтовать тогда совсем других хоккеистов, и ни один из этих возможных вариантов не выглядит сейчас более привлекательным, чем с участием Евгения Кузнецова, выбранного в итоге «Кэпиталз» на два шага позже Хэйса, и ставшего центральным нападающим №1 в «Вашингтоне».

Перед подписанием контракта с «Кэпиталз» в марте 2014 года и дебютом в НХЛ в том же месяце, Кузнецов провел четыре сезона в России. При другом раскладе он мог влиться в ряды «Блэкхокс» уже на их пути к финалу Западной конференции, и, возможно, помог бы команде сломить сопротивление «Кингз». Это было бы крутой историей!

А еще Кузнецов наверняка изменил бы планы «Блэкхокс» на последующие драфты. Быть может, «Чикаго» не стало бы в 2014 году выбирать под 20-м номером Ника Шмалца, игрока, который, как предполагалось, должен был стать центрфорвардом №2 в команде и наследником Джонатана Тэйвза. Вместо него можно было выбрать под 22-м номером Каспери Капанена или Давида Пастрняка под 25-м.

При наличии Кузнецова и Тэйвза у «Блэкхокс» имелось бы два центрфорварда №1. 

В первые два сезона зарплата Кузнецова составляла $2.285 миллиона, а затем, начиная с сезона 2016-2017, он подписал двухлетнее соглашение на $3 миллиона за год. «Блэкхокс» тогда могли позволить себе потратиться на такие деньги. И, даже если бы у «Блэкхокс» не получилось подписать с ним третий контракт, на $64.2 миллиона, как это сделали «Кэпиталз», россиянин хотя бы на четыре года стал бы динамичным партнером для Патрика Кейна. Не говоря уже о возможности лицезреть связку Кейн-Кузнецов-Панарин в течение двух лет.