«Не получалось вообще ничего» - RMNB о кошмарном матче Евгения Кузнецова

Тренерский штаб усадил Кузнецова на лавку до конца матча после того, как в третьем периоде поединка между «Кэпиталз» и «Флайерз» Скотт Лоутон забил свой второй гол и сделал счет 3:0, - пишет вашингтонский Russian Machine Never Breaks.

Центрфорвард первого звена потерял своего соперника на пятачке и позволил оставшемуся в одиночестве Лоутону отправить шайбу в сетку.

А еще Кузя потерял Трэвиса Сэнхайма в случае с шайбой, забитой тем во второй двадцатиминутке.

На заключительные 11:23 Кузнецов на лед не выходил, и Тодд Рирден не задействовал его даже тогда, когда поменял Брэйдена Холтби на дополнительного полевого игрока в последние минуты встречи.

Совершенно ничего не получалось у Кузнецова весь матч. Когда он находился на льду, «Флайерз» превзошли «Кэпиталз» по попыткам бросков вдвое (64% на 36%). По данным цифрам связка Кузи вообще стала худшей в команде. «Флайерз» создали больше моментов в противостоянии с этим сочетанием, чем с любым другим.

Во втором периоде Кузнецов заработал удаление за подножку и выиграл всего два вбрасывания из восьми (25%).

После игры Рирден окольными путями подтвердил, что Кузнецов оказался усажен на лавку из-за слабой игры.

«Разбивая определенных игроков по сменам, мы выпускаем на лед тех, кто лучшего всего готов прямо сейчас, - делился Рирден. – Нам надо держать определенный уровень, который нам по силам. Это не секрет. Нам надо стремиться к нему, если мы хотим добиваться успеха. Нам надо, чтобы каждый показывал больше, а у нас этого не получилось».

Стоит при этом отметить, что в одном эпизоде в начале встречи российский центрфорвард не слишком удачно упал. Когда до конца второго периода оставалось около двух минут, Кузнецову заплел ноги Коннор Буннаман.

Кузнецов на время остался лежать на льду, держась за лодыжку, и судья свистнул отложенный штраф. Тем не менее вскоре Кузнецов ободряюще резво укатился со льда, однако в большинстве не сыграл, и в подтрибунку удалился чуть раньше, чем остальные перед сиреной, возвещающей об окончании двадцатиминутки. На второй период он вернулся, но было заметно, как он разминает ногу на лавке.