Михал Кухарчик: «В России на каждом шагу видно разницу между богатыми и бедными»

Бывший польский полузащитник футбольного клуба «Урал» Михал Кухарчик расказал в интервью польской прессе, что был поражен автохламом, передвигающимся по российским дорогам, и заявил, что сразу почувствовал в России пропасть между классом богатых и классом бедных.


- Кажется, вас не было в Польше больше года.

«Когда я уезжал за границу, тоже был уверен, что задержусь там подольше. Однако за последний год ситуация в мире существенно изменилась. Пандемия коронавируса заставила меня вернуться в Польшу. Я жил один в России, мне было тяжело без жены и детей. Я почти подписал новый двухлетний контракт, но после долгого разговора с родственниками решил вернуться».

- Когда вы улетели в Россию, вашему старшему сыну еще не было и двух лет, а жена носила второго ребенка...

«Через полтора месяца после подписания контракта с «Уралом» у меня родился второй сын. Это сильно повлияло на мое решение вернуться. Семья на первом месте, деньги здесь не в счет».

- Вы сразу почувствовали, что Екатеринбург - не ваше место на земле?

«Нет, нет, нет. У меня остались теплые воспоминания о годе, что я провел там. Первые шесть месяцев для меня не сложились из-за травмы, но я очень быстро акклиматизировался на новом месте. Я сразу поладил с командой. Весной я был счастлив, потому что имел регулярную игровую практику. Возможно, минусом было то, что я так и не смог отличиться, но это зависело не только от меня».

- Россия - страна контрастов и особенностей. Удалось заметить их за пределами поля?

«Сразу вспоминаю машины, которые ездят по российским дорогам. Для меня это было большим сюрпризом: в Польше таких машин точно не встретишь. Они бы просто не прошли техосмотр».

- Это интересно. Наверное, ни один польский футболист, игравший в России, не упоминал об этом.

«На каждом шагу было видно разницу между богатыми и бедными. В прошлом этот разрыв, вероятно, был более явным. Сейчас так называемый средний класс постепенно выходит на первый план, и картина меняется к лучшему. Может быть, в Екатеринбурге контрасты были не так очевидны, но в других городах они бросались в глаза. Однако я везде чувствовал себя в безопасности и никогда не сталкивался с неприятными ситуациями».