Уайт «давил, подталкивал, уговаривал и умолял», но и он сдался Хабибу

Спустя пять месяцев после эмоционального объявления о завершении карьеры Хабибом Нурмагомедовым, и через несколько дней после завершающего из серии его ужинов с президентом UFC Дэйной Уайтом, UFC наконец признал факт его отставки как окончательный.

Уайт не поверил в заявление Нурмагомедова, сделанное после победы над Джастином Гэтжи. Тогда он полагал, что Нурмагомедов был на эмоциях из-за ухода из жизни отца, и рассчитывал, что позже Хабиб передумает.

«Я просто продолжаю делать свою работу», - говорил Уайт несколько недель назад.

На столе у Нурмагомедова было несколько предложений боев на большие деньги, самым дорогим из которых был матч-реванш с принципиальным соперником и бывшим чемпионом Конором Макгрегором. При этом Уайт никогда не верил, что вернуть Нурмагомедова помогут деньги, но ему казалось, что дух соперничества может возобладать.

Поэтому он и давил, подталкивал, уговаривал и умолял, не сдаваясь до последнего четверга, спустя пять полных месяцев и одной недели после того заявления Нурмагомедова о завершении карьеры.

В четверг Уайт сообщил, что титул вакантен.

Кто бы теперь ни победил, перед ним встанет монументальная задача соответствовать тому стандарту, который задал Нурмагомедов. Он покидает спорт в статусе величайшего бойца современности, оспаривая мантию абсолютно лучшего с бывшим чемпионом в полутяжелом весе Джоном Джонсом.

Его история примечательна: молодой парень из России, в детстве боровшийся с медведями, превратился не только в самую свирепую боевую машину в мире, но и в маяк надежды для тех, кто столкнулся с самыми неблагоприятными обстоятельствами.

Нурмагомедов покинул родную землю, чтобы приехать в Соединенные Штаты и продолжить свой путь в выбранной профессии, как это делали многие на протяжении веков. Он прибыл, не говоря по-английски, не понимая культуры, без отца или кого-то еще из своих близких.

С собой у него было минимум вещей, но он стал мультимиллионером и одним из самых привлекательных героев в истории UFC.

Он делал все по-своему, всегда стремясь к самым трудным испытаниям, всегда пребывая в безупречной форме, всегда работая усерднее, чем кто-либо еще в тренировочном зале. Он быстро стал лидером в Американской академии кикбоксинга, уважаемым многочисленными суперзвездами из списка тренера Хавьера Мендеса - за его талант, трудовую этику и отношение к команде.

Он был исключительно близок со своим отцом Абдулманапом, смерть которого сильно его потрясла. После смерти родителя он дрался всего через три месяца, уже зная, что мать хочет его ухода из спорта, в котором он доминировал.

Он выполнил ее просьбу и никогда не колебался, даже на фоне настойчивых обхаживаний Уайта и понимания, что в его карманы могут упасть еще десятки миллионов долларов.

Но он ушел на своих условиях, с соотношением побед и поражений 29-0... цифрами, которые в полной мере не отображают степени его доминирования. Он проиграл только один раунд в своей карьере в UFC, просто растерзав подавляющее большинство своих противников.

Таких спортсменов очень мало, поэтому печально, когда они уходят навсегда.

Чандлер и Оливейра - фигуры убедительные, но им нужно еще много экстраординарной работы, чтобы вырваться из огромной тени, отбрасываемой Нурмагомедовым.

Легкий дивизион по-прежнему остается одним из интереснейших в UFC, но уже не настолько, когда в нем царствовал Нурмагомедов.