«Станет демократией - окажется в других географических границах» - Каспаров о России и ее лидере

Шахматный гений Гарри Каспаров, находящийся сегодня в Бухаресте на международном турнире Grand Chess Tour, рассказал румынским журналистам о своем отношении к лидеру России и сложившемуся в стране политическому режиму.

- Теперь видны трудности, с которыми сталкивается российская оппозиция. Были ли времена, когда вы боялись за свою жизнь?

- Надо прояснить, что такое вообще российская оппозиция. Вашим читателям трудно объяснить, что в слово «оппозиция» вы вкладываете расплывчатое значение. Россия сегодня - это фашистская диктатура, которая ограничивает любое выражение неодобрения, и делает это агрессивно посредством внешней политики и даже оккупации других стран. Более того, российский диктатор вместе со своим белорусским коллегой, который одновременно является его партнером, его марионеткой, показывают, что они могут творить все, что захотят. Люди говорят, что видели признания молодого Романа Протасевича, молодого белоруса, взятого под арест прямо с самолета, что является актом международного бандитизма. Потом его пытали, и он признался в своих преступлениях. Я прочитал в нескольких газетах, что они не могли скрыть следы пыток... Они не хотели их скрывать! Это послание для всех: смотрите, что мы можем сделать, нам все равно, что вы думаете, мы можем снять вас с самолета и пытать.

Свободный мир также проигнорировал ситуацию с Навальным. Он был арестован, почти умер от голода. Байден как-либо это прокомментировал? «Ах, мы обеспокоены, сильно обеспокоены!» Беспокоитесь? Серьезно? Путин, Лукашенко и Асад показывают, что они могут творить ужас и не отвечать за это. Асад хочет применять химическое оружие, и он его использует. «Подобное недопустимо!». Но Асад все еще там.

- Опасаетесь ли вы за свою жизнь?

- Опасаюсь ли я? Да. И что? Что я могу сделать? Я живу в Нью-Йорке, может быть, это безопаснее, чем оставаться в Лондоне, но в конце концов, если за мной захотят прийти, то придут. Вот почему каждый раз, когда что-то происходит, я кричу как можно громче. Обидно, что президент Байден собирает этот саммит (16 июня президенты США и России встретятся в Женеве) и практически оправдывает Путина за его преступления. Дело не в повестке встречи, а в том, что она вообще состоится. Путину даже не нужно там ничего обсуждать, тот факт, что они будут сидеть за одним столом, посылает сигнал России и остальному миру, что Путина принимают в качестве мирового лидера и что даже американский президент должен с ним считаться.

- Вы четко сказали, что Россия - недемократическая страна. Как вы думаете, есть ли у страны шанс на демократию?

- Я неисправимый оптимист. Я должен верить, что Россия будет свободной страной. У нас был шанс в начале 1990-х, мы совершили огромную ошибку, и наша неудача была вызвана, в некотором смысле, нежеланием свободного мира признавать, что новый мировой порядок требует нового мышления. Не следовало вести дела с Ельциным, как это делала администрация Клинтона: «Ельцин-Ельцин-Ельцин!». Но они всегда смотрели на Россию как на партнера. И это, безусловно, помогло Ельцину построить форму авторитаризма, он создал почву для Путина. Европа не знала об этой угрозе – реинкарнации русского национализма, империализма и КГБ, вернувшегося к власти.

Мы тоже совершили ошибки. Самой большой проблемой России было заигрывание со своим прошлым. Я считаю, что будущее российской демократии, если она наступит, будет зависеть от нашего желания противостоять нашему прошлому, осудить преступления коммунизма и стереть его, как немцы стерли нацизм из истории. С коммунизмом сложнее. Нацизм просуществовал 12 лет, коммунизм – 74 года, до 1991-го, но теперь, с этой диктатурой КГБ, наступил век идеологической диктатуры, которой, вероятно, нет равных в истории человечества. Если мы не взглянем в прошлое, если мы не запретим КГБ со всеми его реинкарнациями, если мы не осудим старые и новые преступления, совершенные этим режимом, Россия не сможет войти в цивилизованный мир.

Но я настроен оптимистично, потому что шанс все еще есть. Я думаю, что, когда Россия станет демократией, она окажется в других географических границах. Свободная демократическая Россия не может быть империей. Если некоторые части России хотят взять свое будущее в свои руки, я бы им сказал: до свидания, у меня нет обид, вперед! Имперское прошлое и имперское настоящее необходимо оставить в учебниках истории.

«Вряд ли вы знаете историю Крыма» - читатели французской L’Equipe о провокации Украины

«Фарс в России» - мировые СМИ о голевой феерии в Ночной хоккейной лиге

«Какой хоккеист, такой же и «управленец» - чешский журналист о голеадоре в Ночной хоккей лиге