В Турине Луна Хендрикс с размахом отпраздновала свою двадцать третью осень, отодвинув российских фигуристок от привычного первого места после короткой программы.

Результат поистине исторический, потому что ни один представитель Бельгии ни в женском, ни в мужском катании никогда не набирал высший балл в короткой программе на этапах серии Гран-при. Сравнимое достижение в бельгийской фигурке удавалось только Кевину Ван дер Перенну, выигравшему пару произвольных.

Хендрикс не только достигла личного рекорда, но и прервала серию из 15 последовательных побед россиянок (включая финалы Гран-при!) в короткой программе.

После двух прокатов у Луны нарисовался еще один повод для гордости — ни одна европейская фигуристка, за исключением россиянок, никогда не получала сопоставимые баллы (219.05) на этапах Гран-при.

Своему головокружительному успеху Луна в том числе обязана талантливому хореографу, самородку из Сегеда, Адаму Шоя (на таком варианте произношения своей фамилии Sólya он настаивает сам). Помимо работы на льду, Адам делает мир чуточку лучше, передавая свои знания в Королевской консерватории Брюсселя и Университетском колледже Эразма.

«Когда Адам был совсем маленьким мальчиком, он занимался у меня одиночным катанием, и уже потом перешел в танцы на льду. Это замечательный исполнитель и танцор, всегда приятно смотреть за его работой. Уже несколько лет я наблюдаю его постановки, и мне очень нравится, как у него выходит. Адам очень талантлив, и было бы здорово, если бы он больше работал с фигуристами в родной Венгрии», — тепло отзывается об Адаме венгерская чемпионка и тренер Тамара Тегласси.

В интервью «ИноПроСпорт» Адам любезно согласился прокомментировать программы конкуренток Хендрикс в Италии — российских фигуристок Анны Щербаковой и Майи Хромых. Под сводами «Палавелы» три достойные друг друга спортсменки поделили призовые места: на первые две ступени пьедестала запорхнули Анна и Майя, а опытная Хендрикс завоевала первую в карьере медаль серии Гран-при — пока лишь бронзовую.

— Адам, впервые за два года в короткой программе одиночного катания победила фигуристка не из России. Вы внесли большой вклад в это достижение фигурного катания Европы.

— Большое спасибо за поздравления с прекрасным результатом Луны. Я очень благодарен судьбе за то, что мне выпала возможность на протяжении многих лет ставить ее программы и формировать ее движения. От всей души поздравляю Анну Щербакову и Майю Хромых, двух красивых и талантливых фигуристок. Я с большим восхищением и глубоким уважением слежу за успешной группой Этери Тутберидзе. Работа ее команды является образцовой для всего мира фигурного катания.

— Как вам их исполнение с профессиональной точки зрения?

— Программы прекрасных Анны и Майи великолепно поставлены, каждое движение от головы до стоп проработано и выверено с огромной точностью. Стиль и атмосфера музыки превосходно отражаются в движениях. Постановки дают простор для выражения высокохудожественной стороны этих потрясающих фигуристок и исполнения сложных технических элементов. Хореография осмыслена и продумана до мельчайших деталей.

Программы россиянок вдохновляют меня и еще больше мотивируют работать над собственными постановками. Хочу еще раз поздравить их и всю группу Этери.

— В России вас помнят по работе с Елизаветой Туктамышевой, которую сейчас российские СМИ активно продвигают в команду на Олимпиаду в Пекин...

— Для меня было большой честью поставить хореографию для Лизы Туктамышевой несколько лет назад и поработать вместе с уважаемым мной и дорогим профессором Алексеем Мишиным. С тех пор мы поддерживаем нашу хорошую дружбу с мэтром и его командой, и мне очень приятно встречаться с ними на соревнованиях и видеть, как они добиваются успеха. Я очень рад за Лизу и буду гордиться, если она попадет в олимпийскую команду.

— Не считаете, что сегодня в фигурном катании есть перекос в сторону четверных прыжков в ущерб интерпретации?

— Я уже слышал подобное мнение от многих от известных тренеров и хореографов. Мы все видим и согласны с тем, что более сложные элементы — четверные прыжки — поднимают спортсмена на пьедестал. Чем выше способность выполнять квады, тем больших успехов фигуристы могут достичь, потому что они зарабатывают отличные высокие рекорды, верно?!

Но я бы не сказал, что фигурное катание потеряло артистичность. Я так не думаю. И фигурное катание однозначно не потеряло качество. Я считаю, что этот вид спорта эволюционировал и развился как в спортивном, так и в артистичном аспектах. Я бы сказал, что артистизм и качество теперь немного другого плана. Я воспринимаю постановку как картину или спектакль танцевального театра. С годами методы создания картины меняются и становятся более определенными, как и танцевальные техники, но все они, как и раньше, обладают прекрасными качествами только немного другими...

— За рубежом россиянок часто ругают за скудную хореографию и асинхронность музыки и движений.

— Как хореографы, мы должны быть реалистами в своих творениях, движениях, которые мы создаем спортсменам, и мы должны помнить о том, чтобы дать им пространство и «свободу» для выполнения этих сложных элементов. Иногда нам приходится жертвовать, адаптировать, изменять, корректировать некоторые связки и движения, чтобы «спасти» прыжки. Я согласен с тем, что иногда хореографию приходится обрезать, но моя работа как хореографа — сделать это возможным и сделать так, чтобы программа смотрелась красиво и насыщенно. Это все еще хореография, но уже другая.

Мы видим, что все эти четверные прыжки требуют ускорений и особых траекторий, и из-за этого хореография может казаться «пустой». Но если хореограф использует музыкальные отрезки, которые могут дополнять эти элементы, для меня это все еще хореография. Также есть много прекрасных фигуристов и фигуристок, которые катают запоминающиеся программы и без четверных прыжков.

— Как думаете, Даниилу Глейхенгаузу удается подбирать фигуристкам хореографию под их мощные элементы? Вспомнить Сашу Трусову с ее пятью квадами...

— Я думаю, что Глейхенгауз делает отличную работу со своими фигуристами, у него свой стиль, который работает для всей команды, и они добиваются успеха. Он находит хороший баланс между сложными элементами и движениями-связками. В программе Саши я чувствую спортивное начало, очень сильное и мощное. Но я уверен, что для нее это лучший вариант — не создавать хореографию со сложным разнообразием движений тела. Для меня в этом нет ничего плохого. Она должна приземлять свои потрясающие прыжки, поэтому присутствует компромисс с хореографической стороны.

— Если бы вас позвали работать в группу Тутберидзе, пошли бы?

— Для меня было бы честью, прежде всего, получить такое приглашение, и мне было бы интересно поработать с фигуристами Тутберидзе. С большим удовольствием! Мне очень любопытно, как мое творчество и мое видение смотрелись бы на этих талантливых спортсменах. Это приятные мечты…