«Их результаты напоминают американские горки»: IFS Magazine о паре Тарасова-Морозов

Весна и лето 2021 года ознаменовались значительными переменами в жизни российской пары <b>Евгения Тарасова/Владимир Морозов</b>.

Весна и лето 2021 года ознаменовались значительными переменами в жизни российской пары Евгения Тарасова/Владимир Морозов. Два года они совмещали тренировки под руководством Марины Зуевой из США и Максима Транькова из России, однако теперь дуэт перешел на постоянную работу с Траньковым и командой Этери Тутберидзе.

Результаты этой пары на протяжении последних четырех сезонов напоминают американские горки. Победы на чемпионатах Европы 2017 и 2018, а также серебряные медали мировых первенств 2018  2019  чередуются с проигрышами на крупных международных турнирах. Так, на Олимпийских Играх 2018 Тарасова и Морозов шли вторыми после короткой программы, но из-за ошибок в произвольной в итоге заняли четвертое место.

В сезоне 2020–2021 из-за пандемии коронавирусной инфекции пара столкнулась с массой трудностей. Только к концу лета Тарасова и Морозов смогли улететь в США, чтобы возобновить тренировки с Зуевой. Осенью после возвращения в Россию оба заразились коронавирусом, но сумели набрать нужную форму к декабрьскому чемпионату России и триумфально выиграли третий национальный титул. Однако на мировом первенстве пара заняла четвертое место, пропустив вперед более молодых товарищей по команде Анастасию Мишину и Александра Галлямова, а также Александру Бойкову и Дмитрия Козловского, завоевавших золото и бронзу соответственно.

Весной 2021 года, когда до начала олимпийского сезона – возможно, последнего в карьере дуэта – оставалось всего несколько месяцев с отъездом в США вновь возникли проблемы и фигуристы попытались найти тренировочный лед в России. Поскольку Траньков не был закреплен ни за одним катком, им пришлось проводить большую часть тренировок в Новогорске, что было неудобно, особенно для Максима, который совмещает обязанности тренера и работу на российском телевидении. Тогда пара решила пойти на смелый шаг, и в апреле 2021 года появилась сенсационная новость о том, что Тарасова/Морозов и Траньков присоединились к группе Тутберидзе.

«На это решение повлияло множество факторов, но главная причина в том, что получить американскую визу очень сложно, — пояснил Морозов. – Сейчас в фигурном катании принято работать командой, так как одному тренеру сложно организовать работу со спортсменами. Максим в основном ставил нам парные элементы, когда мы катались под руководством Зуевой. Никто не расстроился, мы поговорили с Мариной и расстались в хороших отношениях». Хотя Морозову нравилась теплая погода и тренировки во Флориде, Тарасова призналась, что немного скучала по дому.

Одним из главных недостатков пары является нестабильность, особенно на параллельных прыжках. В прошлом сезоне они работали с Сергеем Вороновым, и, несмотря на некоторые улучшения, казалось вполне логичным обратиться за помощью к Тутберидзе, Сергею Дудакову и Даниилу Глейхенгаузу, которые ставят своим подопечным четверные прыжки. Кроме того, Тарасовой и Морозову теперь помогает Павел Слюсаренко, молодой тренер из Перми, успешно работающий с юниорскими парами, а также Алексей Тихонов, чемпион мира 2000 года катавшийся Марией Петровой. Еще один плюс в том, что у фигуристов теперь стабильный график и своя тренировочная база в Москве.

Новый тренерский штаб начал подготовку к соревнованиям раньше, чем это делали в прошлой команде. «Подготовка к олимпийскому сезону началась, наверное, сразу после чемпионата мира, — сказал 29-летний Морозов. — Мы начали работать в группе Этери и провели очень продуктивные летние сборы — сначала в июне в Сочи, а потом полтора месяца в Новогорске. Мы много тренировались и набрали хорошую форму, в начале лета мы уже делали полные прогоны программ. В середине августа у нас был первый турнир, раньше мы так рано не начинали».

Оба спортсмена считают, что им выгодно работать с большой командой, так как каждый тренер отвечает за определенный аспект подготовки, а Тутберидзе контролирует весь процесс. «На каждой тренировке перед нами стоит конкретная задача, и мы не уходим, пока ее не выполним», — рассказал Морозов.

В августе прошлого года на Cranberry Cup International в Норвуде, штат Массачусетс пара представила две новые программы, поставленные Александром Жулиным — короткую под «Лунный свет» Клода Дебюсси и произвольную «Маяк» Патрика Уотсона. Однако после турнира было решено сменить музыку для короткой программы на композицию, состоящую из «Metamorphosis Two» Филипа Гласса и «Experience» Людовико Эйнауди. Программа рассказывает история Пигмалиона, влюбившегося в созданную им статую Галатеи, которая оживает, но, в конце концов, снова превращается в камень.

«Музыка понравилась с первых нот. Она как-то больше по душе, она более динамичная» , — сказала 27-летняя Тарасова.  

«Предыдущая была более раскатистая, более спокойная, классическая и нежная. А здесь она заставляет создавать динамику. Естественно, увеличивается скорость, — добавляет Морозов. — От программы Жулина остался скелет. Заходы, которые нам нравятся, которые смотрятся красиво и нежно, мы их тоже оставили. Что-то, конечно, уже поменяли. Сделали микс, собрали все самое лучшее в одном». 

Тарасова и Морозов представили новую версию своей короткой программы на контрольных прокатах в сентябре.

Идея произвольной принадлежит Глейхенгаузу. «В начале программы я стою перед зеркалом. Владимир – отражение души в зеркале, на протяжении всей программы происходит притяжение и в конце программы мы преодолеваем это зеркало и воссоединяемся», — пояснила Тарасова.  

«Этери подтолкнула нас к тому, чтобы мы передавали эту историю каждым движением, — сказал Морозов. — Нас это не пугает. Мы хотим во время выступления прочувствовать весь спектр эмоций и передать их зрителю. Это то, ради чего мы работаем».

На Finlandia Trophy Тарасова/Морозов финишировали вторыми уступив Мишиной и Галлямову, а две недели спустя, несмотря на ошибки в произвольной выиграли Skate America, свой первый этап гран-при в сезоне. Это победа стала для них первой на этапах гран-при после Кубка Ростелекома-2018. В начале ноября они выиграли турнир серии Challenger “Series Warsaw Cup”. На NHK Trophy они снова заняли второе место после Мишиной и Галлямова, но отобрались в финал Гран-при, который позже был отменен.

«Мы уже проделали большую работу и теперь стараемся выкладываться по максимуму на каждой тренировке и на соревнованиях, я думаю, это придает нам уверенности. Наши тренировки перед соревнованиями проходят успешно, и мы чувствуем прогресс. Наверное, поэтому мы выглядим более уверенно», — пояснила Тарасова.

«Мы сейчас в лучшей физической форме, так что это больше технические и психологические проблемы. Все взаимосвязано. Голову не отрубишь, — добавил Морозов. — Четыре года назад все было новым, неизвестным, как будто мы только перешли из юниоров. Теперь мы выросли, понимаем, на что идем, зачем и как пройдем этот нелегкий путь».

Ни один из них не хочет заглядывать далеко вперед и объявлять о каких-либо планах после окончания сезона, особенно сейчас, когда никто не знает, что ждет впереди. «Два года назад мы легко путешествовали по миру, а теперь все ходим в масках и живем в каком-то хаосе», — вздыхает Морозов. — С этой пандемией и авантюрами очень сложно строить планы на будущее. Поэтому мы поставили перед собой цель: работать на максимуме, отгородиться от всего остального и сосредоточиться только на этом сезоне».