Open Democracy, США: «Камила Валиева - жертва торговли детьми»?

Жаркие споры не прекращаются с тех пор, как стало известно, что 15-летняя российская фигуристка Камила Валиева провалила допинг-тест на зимних Олимпийских играх 2022 года в Пекине, - пишет американский сайт Open Democracy. Решение о допуске Валиевой к ли

Жаркие споры не прекращаются с тех пор, как стало известно, что 15-летняя российская фигуристка Камила Валиева провалила допинг-тест на зимних Олимпийских играх 2022 года в Пекине, - пишет американский сайт Open Democracy. 

Решение о допуске Валиевой к личным соревнованиям, со ссылкой на возможный «непоправимый вред» в случае ее отстранения, также вызвало много дискуссий.

Исполнительный директор Олимпийского и Паралимпийского комитета США Сара Хиршланд заявила, что она «разочарована тем посылом, который несет это решение», а бывший фигурист, бронзовый призер Олимпийских игр 2018 года Адам Риппон сказал, что это «огромная пощечина всем спортсменам, приезжающим на Олимпиаду, чтобы участвовать в честных соревнованиях». Также он добавил, что «окружающие Валиеву взрослые подвели ее».

Действительно.  Журналист The Guardian Шон Ингл заострил внимание на этом важнейшем вопросе: «Как выразился «Global Athlete» (профсоюз, представляющий тысячи спортсменов), положительный допинг-тест Валиевой является явным доказательством жестокого обращения с несовершеннолетней». Читая сообщения последних двух недель, на ум приходят более чудовищные слова: торговля детьми.

Это не преувеличение. Торговля детьми определяется в международном праве как «вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение» ребенка в целях эксплуатации. В свои 15 лет Валиева юридически является ребенком. Если ее намеренно накачивают допингом для улучшения спортивных результатов те, кто обязан заботиться о ней, в данном случае Олимпийский комитет России и ее тренеры, то это будет ярким доказательством того, что они не заинтересованы в ее психическом и физическом благополучии. Более того, это будет свидетельствовать о том, что их приоритетом является эксплуатация спортсменки ради получения олимпийской золотой медали. Что в соответствии с международным правом является однозначным примером торговли детьми.

В этом нет ничего нового. Как сказал далее Ингл: «Когда речь идет о жестоком обращении с молодыми спортсменами, это касается не только России, и не только допинга. В США и Великобритании мы слышали ужасные истории о сексуальном и физическом насилии, особенно в гимнастике, где девочек с раннего возраста заставляют тренироваться как элитных спортсменок».

Газета The New York Times сообщила, что один из высокопоставленных чиновников Международного олимпийского комитета «повторил одно из заявлений адвокатов (Валиевой) о том, что она приняла запрещенный препарат по ошибке». Какой бы неправдоподобной ни была эта защита, неудивительно, что МОК хочет рассматривать дело Валиевой как дело о случайном или умышленном обмане, а не как дело о защите детей. Потому что, позволяя детям соревноваться на Олимпийских играх вместе со взрослыми, МОК сам несет значительную ответственность за жестокое обращение с детьми.

Потенциал для злоупотреблений олимпийского масштаба

Давайте будем откровенны: МОК контролирует систему, в которой жестокое обращение с детьми и торговля детьми неизбежны.

В некоторых видах спорта дети почти всегда выступают лучше взрослых. Например, «женская» гимнастика -  вид спорта, в котором на протяжении всей его олимпийской истории доминировали дети. В других видах спорта, таких как фигурное катание или прыжки в воду, подростки часто соревнуются за медали наравне со взрослыми спортсменами. Но тот факт, что они способны конкурировать, не является достаточно веской причиной для их участия.

Разрешая подросткам соревноваться на взрослом уровне, МОК дает национальным олимпийским комитетам различных стран стимул привлекать беззащитных детей в свои спортивные программы. Многие из этих программ, как было показано, в лучшем случае незначительно заботятся об интересах своих молодых спортсменов, а в худшем случае подвергают их физическому и сексуальному насилию.

МОК по-прежнему разрешает несовершеннолетним участвовать в соревнованиях и намеренно закрывает глаза на тот факт, что именно это разрешение является первопричинной системой жестокого обращения с детьми и торговли ими. Если бы дети не допускались к соревнованиям такого высокого уровня, это, по крайней мере, предотвратило бы случаи накачивания допингом 15-летних подростков для получения золотых медалей. И в некоторой степени уменьшило бы стимул для эксплуатации детей. Такие действия могли бы стать отправной точкой для гораздо более тщательной реформы системы спортивных соревнований высокого уровня. Системы, в которой, как показывает история Валиевой, случаи ужасного насилия над детьми остаются без внимания.

Другими словами, случай Валиевой является примером не только шокирующего провала Олимпийского комитета России в сфере защиты детей. Это также указывает на то, что для всего олимпийского движения и в частности МОК спортивное зрелище важнее прав детей и их защиты.