Следует ли отстранить от соревнований всех российских спортсменов? Рассуждает журналист The New York Times

Российский теннисист Даниил Медведев, являющийся первой ракеткой мира, в эти дни выступает на крупном турнире в Индиан-Уэллсе. Завершится соревнование в грядущие выходные, - пишет журналист The New York Times Керт Стритер. Можно ли позволять ему играть,

Российский теннисист Даниил Медведев, являющийся первой ракеткой мира, в эти дни выступает на крупном турнире в Индиан-Уэллсе. Завершится соревнование в грядущие выходные, - пишет журналист The New York Times Керт Стритер. 

Можно ли позволять ему играть, пока его страна проводит спецоперацию на Украине?

Россиянин Александр Овечкин - один из самых одаренных хоккеистов, которых когда-либо видел мир. И, ох, кстати, он давний сторонник президента Владимира Путина. Можно ли позволять ему продолжать забивать голы за «Вашингтон Кэпиталз» в НХЛ?

И стоит ли вообще пускать россиян на мировую спортивную арену?

В попытке наказать любящего спорт Путина и еще больше изолировать его нацию, спортивный мир с поразительной быстротой отреагировал на начало конфликта на Украине. Мы стали свидетелями того, как сборная России была отстранена от участия в плей-офф квалификации чемпионата мира по футболу, как российские баскетбольные команды вышвырнули из международных соревнований... международная федерация тенниса тем временем отменила московский турнир, а Формула-1 - российский этап Гран-при.

Вмешался даже обычно нерешительный Международный олимпийский комитет, порекомендовав отстранить спортсменов из России и поддержавшей ее Белоруссии от участия в спортивных мероприятиях. Паралимпийские игры после некоторых колебаний так и поступили.

Но запрет не стал тотальным.

Многие российские спортсмены продолжают добиваться успехов прямо у нас на глазах. Отдельные футболисты по-прежнему играют в европейских футбольных лигах. Овечкин возглавляет мощный российский контингент в НХЛ, а теннисисты продолжают хорошо зарабатывать в профессиональных турах, хотя и соревнуются без какой-либо национальной идентификации.

Так стоит ли выносить тотальный запрет для российских спортсменов, выступающих за пределами своей страны? (по крайней мере, до окончания конфликта и восстановления суверенитета Украины).

Брюс Кидд считает, что да. Кидд представлял Канаду на летних Олимпийских играх 1964 года в беге на длинные дистанции и долгое время является одним из ведущих специалистов в области защиты прав человека в спорте.

В эпоху южноафриканского апартеида он помогал в разработке и введении санкций в отношении спортсменов из ЮАР, которые вступили в силу в 1970-х годах.

Когда я разговаривал с ним на прошлой неделе, Кидд был непреклонен. Используя хоккей в качестве примера, он считает, что российским игрокам НХЛ после окончания текущего сезона следует запретить въезд в Северную Америку, их иммиграционные визы приостановить, но открыть дверь для получения гражданства.

Такой шаг, конечно, не остановит происходящее. Но, как и в случае с начинаниями, которые он продвигал во времена апартеида, отстранение России от спорта усилит экономические санкции, лишит Путина возможности наслаждаться спортивными подвигами российских атлетов и послужит явным признаком поддержки Украины.

«Главная идея состоит в том, чтобы сказать: «Господин Путин, спортивное сообщество настолько возмущено вашими неоднократными нарушениями прав человека, вашим нарушением основных ценностей спорта и правил честной игры, что мы говорим вам «Хватит». Мы показываем вам и населению вашей страны наше отвращение», - объясняет Кидд. Почти точь-в-точь такая же идея прозвучала и в заявлении посольства Украины в Канаде.

Кидд, ныне уполномоченный по правам человека в Университете Торонто, знает: недоброжелатели скажут ему, что такой шаг противоречит принципам свободного общества. В обычное время он бы согласился. Но не сейчас.

Все российские спортсмены, согласно Кидду, являются заметными представителями своей нации, «нравится им это или нет».

Я склонен согласиться с Киддом. Но отношусь к этому и несколько настороженно. Запрет на участие отдельных спортсменов, скорее всего, усилит необоснованное чувство обиды среди обычных российских граждан. Это также может разжечь ксенофобию в отношении обычных людей русского происхождения.

Почему большинство российских спортсменов хранит зловещее молчание и отказывается критически высказаться после скандалов с допингом, а теперь по поводу ситуации на Украине? Без сомнения, некоторые молчат, потому что поддерживают Путина и хотят избежать споров.

Другие же молчат из-за обоснованного страха за свою безопасность и безопасность своих семей в России.

Если мы запретим всем российским звездам спорта участвовать в соревнованиях из-за агрессивной политики их страны, как насчет тех, кто рискнул выступить против нее?

Подумайте, например, о защитнике «Калгари Флэймз» Никите Задорове, выступившем против действий Путина. Он опубликовал фотографию в Instagram со словами «Нет войне» и подписью «Остановите это!».

Хоккейный агент Дэн Мильштейн, представляющий интересы многих российских хоккеистов в НХЛ, рассказал, что Задоров сделал такое публичное заявление, даже несмотря на то, что, вероятно, никогда больше теперь не сыграет за сборную России по хоккею, а также невзирая на то, что его семья может оказаться под угрозой.

Мильштейн - украинец. Он иммигрировал в США в 1991 году, после распада Советского Союза. Однако он безоговорочно поддерживает своих российских клиентов, среди которых кроме профессиональных игроков есть и группа молодежи, играющая в богатой на таланты Канадской хоккейной лиге.

Когда я недавно разговаривал с Мильштейном, я слышал в его голосе одновременно и страх, и гнев.

«Мне очень больно от того, что происходит с моей родной страной, населением, детьми. Но в то же время я крайне опечален тем, как некоторые люди стали относиться сейчас к ни в чем не повинным хоккеистам... не только профессионалами, но и подростками. Они только и делали, что вкалывали на протяжении многих лет ради шанса, ради мечты играть в лучшей лиге мира. И теперь им пытаются отказать в такой возможности лишь на основании того, что они родились в России. Преследовать надо не тех парней».

Здесь не может быть победителей. Нет простого выхода из сложившейся ситуации, которая видится самой ужасной из того, с чем сталкивался мир за последние десятилетия.

Российские спортсмены - такие же личности, как и все мы, полные мечтаний, страха и мужества.

Но они также являются лицом своей нации, участвующей в чудовищном конфликте. Так следует ли позволять им продолжать выступать?