Daily Maverick: решение ФИФА об отстранении России сводит на нет идею, что спорт может быть вне политики

Решение ФИФА отстранить Россию от участия в международных соревнованиях, в том числе от предстоящего чемпионата мира в Катаре, нарушает традицию бездействия всемирного руководящего футбольного органа в отношении этических проблем стран-участниц, - начинае

Решение ФИФА отстранить Россию от участия в международных соревнованиях, в том числе от предстоящего чемпионата мира в Катаре, нарушает традицию бездействия всемирного руководящего футбольного органа в отношении этических проблем стран-участниц, - начинает свою статью для южноафриканского сайта Daily Maverick Стефан Шимански.

Помимо исключения ЮАР и Родезии (современная Зимбабве, прим. - Ред.) в эпоху апартеида, трудно вспомнить другие примеры отстранения национальных команд от соревнований.

Нацистская Германия принимала участие в чемпионате мира 1938 года, а Франция в чемпионатах мира 1950-х годов, несмотря на кровопролитные войны этой страны против движений за независимость в Алжире и Индокитае.

Никаких спортивных санкций не было применено к аргентинской хунте, которая задерживала и казнила собственное население прямо на футбольных стадионах. Более того, в 1978 году эта страна даже приняла финальную часть ЧМ.

Нигерия участвовала в отборочном турнире чемпионата мира 1970 года несмотря на то, что ее правительство вело войну против биафранцев, в результате которой от голода погибло около двух миллионов человек.

Список можно продолжить... но суть, наверное, уже и так понятна: ФИФА обычно не наказывает национальные команды за поступки правительств. Даже в тех случаях, когда ФИФА запрещала авторитарные страны, это происходило не из-за действий государства.

Мьянма была отстранена от чемпионата мира 2006 года не из-за жестокой военной диктатуры в стране, а за то, что четырьмя годами ранее не смогла сыграть отборочный матч чемпионата мира против Ирана. Сирия была дисквалифицирована из отбора к чемпионату мира 2014 года из-за неправомерной заявки футболиста, не до конца прошедшего натурализацию, а не по причине зверств, совершенных правительством Башара Асада.

Исключительные обстоятельства

Оправдания ФИФА основаны на стремлении «не смешивать спорт с политикой». Это фиговый лист, которым прикрывались многие поколения чиновников ФИФА.

Но, будучи исследователем, много пишущим о спорте и политике, я считаю абсурдным утверждение, будто мировой футбол может быть аполитичным. Международный спорт организован вокруг концепции государственности.

Правительства оперативно восхваляют любой триумф спортивных команд своей страны как доказательство собственного величия, или даже наказывают свои команды за плохое выступление.

Что изменилось в случае с Россией?

Есть несколько причин, по которым спецоперация на Украине нарушила политику ФИФА по аполитичному отношению к национальным командам. Первая - это жестокость российской стороны, а вторая - очевидная невиновность Украины.

Такой расклад привел к тому, что болельщики и игроки по всей Европе выразили свое сочувствие и солидарность украинцам. Этому способствовал и тот факт, что лучшие украинские футболисты разбросаны по самым престижным командам Европы.

Стоит отметить, сострадание европейцев по отношению к Украине связано также с тем, что в можно назвать «культурной близостью». Палестинцы, йеменцы, афганцы, иракцы и сирийцы наверняка сейчас задаются вопросом: что они должны сделать, дабы реакция общественности на их страдания стала такой же незамедлительной, как в случае с украинцами.

И ведь правда, настойчивые призывы к ФИФА отстранить Израиль от футбола за его действия в Палестине остались без внимания. Точно так же, футбольные протесты из-за обращения Китая с уйгурским населением вряд ли приведут к наказанию китайской сборной.

Тем не менее в последнее время спортивные организации, включая ФИФА, стали немного более благосклонно относиться к протестам в футболе.

Готовность по крайней мере некоторых спортивных органов одобрить публичные акции игроков против расовой дискриминации (преклонение колена перед началом игры стало обычным явлением в ведущих футбольных лигах Европы) проложила путь для дальнейшего признания политического аспекта спорта.

Олимпийское перемирие

Мало кто за пределами России отреагировал на решение ФИФА как-то иначе, кроме как поаплодировал ему. Однако я считаю, что для ФИФА и других спортивных организаций настало время разработать долгосрочную политику, а не реагировать ситуативно под давлением общественности.

Спортивные органы могут начать с рассмотрения правовой основы нынешнего решения, которое уже оспорено Российским футбольным союзом.

ФИФА прислушалась к Международному олимпийскому комитету, который призвал другие спортивные организации действовать, после того как Россия была признана страной, нарушившей «олимпийское перемирие».

Это недавно возрожденная древнегреческая традиция, согласно которой города и государства во время Игр должны были прекратить любые военные кампании, дабы обеспечить спортсменам безопасный доступ к соревнованиям. Те, кто не соблюдал перемирие, подвергались наказаниям.

С 1990-х годов было предпринято несколько попыток возродить эту традицию, и Великобритании удалось убедить всех членов ООН подписать олимпийское перемирие на время проведения Олимпиады 2012 года в Лондоне.

Аналогичное перемирие было одобрено ООН для недавних зимних Олимпийских и Паралимпийских игр в Пекине и должно было истечь 20 марта. В первую очередь именно за его нарушение Россия была подвергнута санкциям со стороны мировых спортивных организаций.

Конечно, ФИФА столкнулась бы с таким же давлением, даже если бы Путин дождался истечения срока перемирия, прежде чем начать спецоперацию на Украине. При этом стоит и отметить, что несколько крупных спортивных держав, такие как Австралия, США и Индия, отказались подписать перемирие из-за предполагаемых нарушений прав человека в Китае.

Новый набор этических принципов?

Для того чтобы спорт был организован на основе этических принципов, а не «коленопреклоненной» реакции на текущие события, я считаю, что необходим некий консенсус относительно этических стандартов и правил участия.

Такой консенсус мог бы включать в себя запрет на участие стран, которые вторгаются в суверенные государства, нарушают права человека у себя дома или не обеспечивают равенство перед законом. Последнее, к слову, в свое время послужило этическим основанием для запрета южноафриканских команд из-за апартеида.

Если бы столь строгие правила соблюдались в прошлом, это привело бы к масштабным санкциям против многих стран. Помимо исключения России и Китая, можно было бы наложить запрет на США и Великобританию за их действия в Ираке, на Саудовскую Аравию за ее вмешательство в Йемене, на Турцию за ее обращение с курдами, на Бразилию за ее отношение к коренному населению, и так далее...

Реальность такова, что для руководителей ФИФА особого дела до политики действительно никогда не было. И это означало, что ни одна национальная команда не могла быть отстранена из-за боязни подорвать авторитет самого спортивного соревнования.

В результате такие органы, как ФИФА и МОК, допускали до участия и «хороших», и «плохих», и даже «отвратительных».

После отстранения России спортивным организациям, возможно, станет сложнее закрывать глаза на этические вопросы. Сама идея о том, что международный спорт аполитичен, как мне кажется, теперь окончательно лишилась смысла. И, если представление о том, что спорт обязательно связан с политикой, теперь получит более широкое признание, спортивные чиновники будут вынуждены предельно ясно сформулировать, что они подразумевают под словом «этический».

Некоторые цитаты при переводе были изменены для соответствия новым законам РФ