«Семейный человек, прилежный ученик, ценитель вина»: портрет российского защитника «Торонто» Ильи Любушкина от The Athletic

Журналист The Athletic рассказал о практически всех аспектах жизни российского новичка "Торонто"

19 февраля, когда генеральный менеджер «Мейпл Лифс» Кайл Дубас договорился с «Аризоной» о трейде, в результате которого состав «Торонто» пополнил Илья Любушкин, российский новичок выглядел для болельщиков загадкой.

«Играя за «Аризону», он в некотором роде пропал с радаров», – сказал Дубас на следующий день после перехода Любушкина.
Собственно, он продолжал оставаться не очень заметной фигурой и на протяжении последних двух месяцев, что успел провести в Торонто. В четверг Илья, действуя в паре защитников с Морганом Райлли, наконец отметился, забросив свою первую шайбу в составе «Мэйпл Лифс» и вторую – в НХЛовской карьере. Это случилось в победном для «Торонто» матче с «Вашингтон Кэпиталз» (7:3).

С момента перехода в новую команду Любушкин стал ее лидером по количеству силовых приемов. Он добавил обороне «Торонто» воинственности, чего «Лифс» заметно не хватало на протяжении большей части сезона. Силовой «защитник-домосед», известный по прозвищу «Русский медведь», стал одним из любимцев у болельщиков.

Сыграв уже 23 матча, он, тем не менее, редко давал комментарии СМИ, и для большого числа поклонников «Торонто» характер и личность российского хоккеиста остаются чем-то неизвестным.

Но в свете приближения плей-офф Кубка Стэнли и с учетом стиля игры Любушкина, который, скорее всего, будет оказывать все большее влияние на командные действия, внимание к россиянину возрастет. Понимая это, мы подумали, что сейчас самое время узнать чуть больше о парне, которого многие в команде называют просто «Буш».

«Он всегда делал то, что от него требовали, – говорит бывший наставник Любушкина Рик Токкет, тренировавший россиянина на протяжении его первых трех сезонов в НХЛ. – Думаю, именно по этой причине сейчас он находится там, где находится. У него есть шанс хорошо проявить себя в плей-офф».

Еще во вторник, в день матча с «Баффало Сэйбрз», в соцсетях «Торонто» появился небольшой инсайд о неотъемлемой части жизни Любушкина. «Илья – очень семейный человек, – процитировали клубные ресурсы слова его бывшего партнера по «Аризоне» Джейсона Демерса. – Все то время, когда нет матчей и тренировок, он проводит с семьей».

Первый ребенок в семье Любушкина родился прямо перед тем, как Илье исполнилось 22 года, тогда он еще выступал за ярославский «Локомотив». Два года спустя на свет появился его второй сын. В нынешние времена, когда многие профессиональные игроки сконцентрированы исключительно на своей карьере, Любушкин старался увязывать хоккей с семейной жизнью с двумя детьми.

Через несколько месяцев после рождения второго ребенка российский защитник переехал в Аризону, где вместе с семьей начал новый этап в своей жизни.

Рик Токкет сразу же заметил, что Любушкин сосредоточен не только на том, чтобы вписаться в НХЛ, но и на семейной жизни, стараясь проводить как можно больше времени со своими родными.

«Он старается прогрессировать как хоккеист, но еще у него есть семья, которой он хочет обеспечить максимально комфортное пребывание здесь, в США. Обычно, когда тебе всего 24, тебя заботит лишь хоккей», – подчеркивает Токкет.

Токкет знал, что Любушкин хочет, чтобы его сыновья были рядом с ним как можно чаще, учитывая, насколько далеко от него находились остальные родственники, которые оставались в России. Тренер также ощущал, что Илья, возможно, нервничал по поводу того, не мешают ли его дети остальной команде во время тренировок.

«Но мне это нравилось, – вспоминает Токкет. – Я видел, как Любушкин улыбался и смеялся после игр и тренировок, общаясь с сыном, радовался, когда его ребенок здоровался с остальными ребятами. Это позитивно влияет на хоккеистов, заряжает их, помогает им хорошо играть».

Семья Любушкина переехала в Торонто совсем недавно, как раз вовремя, чтобы увидеть его первый гол в джерси «Лифс».

«Я уверен, что для него забитый гол значит еще больше, ведь сейчас его жена и дети находятся здесь», – отметил бомбардир «Торонто» Остон Мэттьюс после дебютной шайбы в исполнении своего российского партнера.

 



Многие люди, которые высказывались относительно Любушкина, соглашаются в одном: в любой команде он всегда является одним из самых приятных и популярных в коллективе парней.

«Когда дела у него идут хорошо, то все партнеры максимально за него рады, – говорит Токкет. – В любой команде есть один или два таких парня: когда у них получается что-то особенное, то за них радуются абсолютно все».

«Все ребята в команде любят «Буша», – вторит Остон Мэттьюс. – Думаю, вы видели реакцию игроков после его первого гола. Мы были так рады за него, ведь он каждый день работает на максимуме, бьется изо всех сил. Илья добавляет большое количество энергии».

Защитник «Детройт Ред Уингз» Джордан Остерли, игравший в паре с Любушкиным на протяжении трех сезонов в «Аризоне», соглашается.

«Он оптимистичный и неизменно позитивный, это заражает, – говорит Остерли об Илье. – Глядя на него, ты и сам хочешь становиться лучше, быть более приятным парнем».

Но таким Любушкин был еще задолго до переезда в Америку.

Брэндон Козун, в середине десятых игравший в «Торонто Мэйпл Лифс», провел два сезона в одной команде с Любушкиным в Ярославле. Козун называет Илью «одним из самых запоминающихся русских парней», с которыми он выступал в КХЛ.

«В КХЛ стиль отношений заметно отличается от того, что существует в НХЛ, – считает Козун. – Там иностранные игроки практически всегда как бы сами по себе, отдельно от русских парней. Любушкин же был одним из тех, кто старался изо всех сил сделать так, чтобы зарубежные хоккеисты чувствовали себя в России как можно более комфортно».

«Даже при том, что он не так хорошо говорил на английском и наше общение вследствие этого не могло быть идеальным, он все равно оставался тем парнем, который с удовольствием составлял тебе компанию на ужин и старался пообщаться. И это не так часто происходит в России, ведь местные ребята могут бояться языкового барьера, и сами закрываются. Илья же таким не был. Он всегда был готов поставить себя в неудобное положение, чтобы иметь возможность как-то коммуницировать с тобой, узнавать тебя», – вспоминает Козун.

Когда Любушкин переехал в Аризону, языковой барьер стал для него проблемой. Но он сразу начал брать уроки английского, а также постоянно просил Остерли учить его новым словам.

«Он все время демонстрировал старание в изучении языка, потому что хотел общаться с ребятами», – отмечает Остерли.

Когда парни собирались командой, Любушкин не пропускал мимо себя новые, непонятные для него слова. Он постоянно обращался к Остерли, просил его объяснить более детально, что значит то или иное понятие.

«Вся его семья – просто замечательная, – фиксирует Джордан. – Его жена вообще не говорила на английском, когда приехала, но они оба очень старались общаться, потому что не хотели выпадать из коллектива».

Круг общения многих молодых игроков НХЛ ограничивается только другими хоккеистами, но Любушкин и здесь отличается. Он хотел выучить английский и для того, чтобы иметь возможность общаться с соседями по району.

«В Аризоне он даже задружился с некоторыми местными жителями, ездил с ними на велопрогулки, – говорит Остерли. – Он хотел быть на одной волне с людьми из тамошнего коммьюнити».

Бывшие партнеры Любушкина по «Аризоне» говорят о том, что далеко не все новички НХЛ, приехавшие из Европы, так истово старались выучить английский, как это делал Илья. Два из трех сезонов, что он провел в «Койотис», он был единственным русским в составе команды.

«Никто не мог объяснить ему, что означает то или иное слово на русском, – констатирует Остерли. – Но он быстро прогрессировал, и если сравнивать то, как он говорил на английском в первый год и в третий, то разница просто сумасшедшая. Он вложил в это много труда».

Старание, которое приложил Любушкин в изучении английского, кажется, помогает ему в Торонто.

«Мы часто разговариваем между сменами», – говорил защитник «Лифс» Морган Райлли в марте. – Он задает много вопросов о том, как правильно располагаться, о стиле игры и позиционной структуре. Он хочет прогрессировать».



Ближе к концу сезона 2018/19 в командном чате «Аризоны Койотис» появилось сообщение, заставшее врасплох большую часть коллектива: «Кто хочет вина?»

Это был первый год Любушкина в НХЛ и, вдобавок к тому, что его английский был чудовищно далек от идеального, во время той кампании он держался более скромно. В общем, многие из его партнеров по «Аризоне» к тому моменту еще не знали его так хорошо. Но это сообщение определенно их заинтересовало. «Ладно, скоро межсезонье, он возвращается в Россию и перед длительной паузой просто хочет «раздавить» пару бутылок», – подумал тогда Демерс.

Но когда Джейсон заскочил к Илье домой, вместо этого он увидел сотни бутылок отличного вина.

«Я спросил его: как ты, черт побери, это всё достал?» – вспоминает Демерс.

Оказалось, что на протяжении того сезона у Любушкина развился интерес к коллекционированию хорошего вина, в том числе знаменитого Шатонёф-дю-Пап.

«Мы о нем мало что знали, и тут он такой появляется со своей сумасшедшей коллекцией вина», – говорит Демерс.

Но, как и многим новичкам, Илье пришлось заплатить за свои ошибки. К сожалению для Любушкина, он взял больше вина, чем мог держать у себя, так что ему пришлось продать большую часть коллекции по низким ценам.

«Сейчас ты не встретишь такие цены в винных магазинах», – считает Демерс.

После окончания сезона 2019/20, который Илье не удался, он позвонил Токкету. Он хотел поговорить как можно скорее. На следующий день они встретились. Там Токкет увидел серьезную сторону Любушкина.

«Он сказал мне: «Я хочу быть в команде в следующем году. Мне нужно знать, что мне для этого нужно делать». В целом, мы говорили о том, что ему нужно быть быстрее, развивать скорость, лучше делать первые передачи, играть больше в североамериканском стиле. На это он ответил мне: «Нет проблем». Он всегда говорил эту фразу: «Нет проблем».

И это действительно не стало для него проблемой. Перед следующим сезоном, снова подписав однолетний контракт с клубом, Любушкин вернулся более стройным, став проворнее на льду. По количеству сыгранных матчей он стал пятым среди всех защитников «Аризоны», и поставил для себя новый рекорд по среднему количеству времени, проведенному на площадке (15:42).

Токкет отдает должное зрелости Любушкина. «Я думаю, что тогда он понял, что хочет слышать от главного тренера только правду, без обиняков», – резюмировал бывший наставник россиянина.