The Washington Post: положение Овечкина за пределами льда с каждым днем приобретает все более сложный характер


Большинство американцев, с ужасом наблюдающих за продвижением российской армии на Украине, были бы счастливы увидеть, как Александр Овечкин, глядя прямо в камеру сказал: «Владимир Путин не мой президент».

Но в воскресенье, спустя два дня после вылета «Вашингтон Кэпиталз» из плей-офф Кубка Стэнли и за день до возвращения на родину Овечкин произнес прямо противоположное.

Наследие Овечкина как бомбардира вошло в историю уже навсегда, а с учетом того, что 36-летний россиянин в девятый раз в карьере забил не менее 50 голов за сезон, его позиции в этом отношении только укрепляются. Однако после четвертого подряд вылета «Вашингтона» в первом раунде плей-офф его достояние как командного игрока в лучшем случае поставлено на паузу. Тем временем Овечкин возвращается назад в Россию к своей семье, а то положение, в котором он оказался за пределами льда, с каждым днем приобретает все более сложный характер.

Почему он решительно не осуждает действия России на Украине?

«Я уже сделал это, — ответил мне Овечкин в короткой беседе в воскресенье. — Я уже говорил об этом. Что еще я могу сказать?»

Тут он имеет в виду свое заявление, сделанном в феврале, вскоре после начала военных действий на Украине, в котором звучало следующее: 

«Пожалуйста, не нужно больше войны. Неважно, кто их ведет — Россия, Украина, другие страны. Я думаю, мы живем в одном мире, мы должны жить в мирном и прекрасном мире».

Неплохая позиция, но в отношении Путина Овечкин также добавил следующее: 

«Он мой президент. Но я не политик».

Я продолжил: 

«С учетом ужасающей ситуации на Украине, неужели вы не понимаете, почему люди хотят, чтобы вы выступили против Путина более решительно?».

«Он мой президент, так? Я русский. Что еще я могу сказать?» — ответил Овечкин.

Если он не удваивает ставки, то уж точно не отступает от прежнего курса. Его ли это выбор, основанный на собственных убеждениях? Трудно понять.

Вот что мы знаем точно: в 2017 году Овечкин использовал свои лицо и имя для создания общественного движения в поддержку Путина, направленного также на (сфальсифицированные) выборы 2018 года. В его аккаунте в Instagram по-прежнему есть фотография улыбающегося Овечкина рядом со своим авторитарным лидером. Родители Александра глубоко укоренились в российской спортивной машине. Его мать — баскетболистка, олимпийская чемпионка и представительница влиятельного московского клуба. Его жена и двое юных сыновей находятся в России.

Некоторые близкие к Овечкину люди подозревают, что даже попытка осудить Путина за его гнусные действия может быть чревата последствиями для капитана «Вашингтон Кэпиталз».

«Звучит правдоподобно. Этот режим беспощаден, а Путин уже зарекомендовал себя как очень мстительный человек. Семья Овечкина находится в России, поэтому ее члены могут быть подвержены опасности. Любой российский спортсмен может оказаться подвергнутым риску, если решит заговорить», — считает Брайан Уитмор, внештатный старший научный сотрудник Евразийского центра Atlantic Council, доцент Техасского университета в Арлингтоне, ведущий еженедельного подкаста о России Power Vertical.

И все же…

«Это упущенная возможность. Его слова имеют значение. Высказывания российских спортсменов, выступающих в США, имеют значение. Я знаю многих россиян, занятых в других областях, которые высказываются очень активно», — заключил Уитмор.

Если кто-то хотел разделять спорт и необузданные действия по отношению к другому государству, то теперь уже слишком поздно. Уимблдон отстранил российских и белорусских игроков, в результате чего Даниил Медведев, занимающий второе место в рейтинге ATP, пропустит соревнования на травяных кортах. Евгений Рылов, олимпийский чемпион по плаванию, был дисквалифицирован на 9 месяцев и лишился спонсорского контракта со Speedo после того, как появился на российском митинге-концерте в куртке с буквой «Z» — символом поддержки российской военной операции. Действия Путина негативно повлияли на российских атлетов в большинстве видов спорта, но НХЛ поддержала своих представителей. 

«Мы беспокоимся о ситуации с игроками из России, которые выступают в Национальной хоккейной лиге и представляют свои клубы НХЛ, а не страну. Мы понимаем, что они и их семьи находятся в чрезвычайно тяжелом положении», — заявил представитель лиги.

Взгляните на ситуацию с такой стороны: возможно, столь выдающейся фигуре, как Овечкин, рискованно (или некомфортно) хотя бы поменять фотографию с собой и Путиным на, скажем, снимок с Кубком Стэнли. Однако то, с чем сталкиваются жители Украины каждый день, не просто «некомфортно».

Если семье Овечкина угрожает опасность, у него есть средства и жилье (контракт, по которому ему выплачивается 9,5 млн долларов в год, комфортабельный дом в США) чтобы их перевезти. У миллионов украинцев, например, в Мариуполе или Буче, такой возможности нет. Они прячутся в бомбоубежищах. Они сражаются. Овечкин почти наверняка сталкивается с политическим давлением, масштабы которого мы, возможно, не до конца понимаем. Сравните это с ежедневным вызовом, с которым сталкиваются обычные украинцы. Положение все-таки не видится равнозначным.

Тем не менее дома Овечкина действительно может ожидать нечто страшное. Внутренняя пропагандистская кампания Путина агрессивна, направлена ​​на то, чтобы убедить собственных граждан в том, будто украинцы — нацисты, что они совершают гнусные преступления против собственного народа. Не нужно обладать большим воображением, дабы поверить, что Кремль будет всячески подталкивать Овечкина публично поддержать действующую власть. Звездному хоккеисту легче подчинять не только сердца, но и умы.

«Думаю, многое станет понятно, глядя на то, как он поведет себя, находясь дома», — считает Уитмор.

О многом станет ясно и когда Овечкин вернется в Соединенные Штаты. Лето у него будет длиннее, чем могли пожелать и он сам, и «Вашингтон». Так бывает, когда вылетаешь в первом раунде. Однако почти наверняка недостаточно долгим для того, чтобы ситуация на Украине за это время урегулировалась.

Тем временем общественная поддержка украинцев и антироссийские настроения в США зашкаливают. Опрос, проведенный The Washington Post и ABC News в этом месяце, показал, что более чем три четверти американцев выступают за увеличение гуманитарной помощи Украине, а две трети поддерживают усиление санкций против России. В таком расколотом обществе в нынешнее необычное время подобная статистика говорит сама за себя.

Колеблясь между двумя мирами — тем, где он вырос и тем, в котором зарабатывает на жизнь, Овечкин тяготеет к каждой из сторон. Мой коллега Роман Стаббс перед плей-офф написал прекрасную статью, в которой описаны переживания украинских поклонников «Кэпс» о том, как изменилось их отношение к некогда кумиру, открыто поддерживающему Путина. Вот, например, слова Линн Кесслер, семья мужа которой родом из Украины: «Меня тошнит от того, что на аватарке Овечкина в Instagram его фото с Путиным. Мне правда тошно».

И она не одна такая.

Во время следующего тренировочного сбора в рамках подготовки к 18-му сезону в столице США, Овечкину исполнится 37 лет. Его будут спрашивать о восхождении в списке лучших снайперов НХЛ за все время, потому что теперь его отставание от Горди Хоу составляет 21 гол, а до Уэйна Гретцки  всего 114 шайб. 



Больше ступеней на этой лестнице попросту нет. Его спросят о реальных шансах выиграть еще один Кубок Стэнли, потому что с каждым годом он все больше отдаляется от чемпионства и приближается к завершению карьеры.

Но кроме того, его следует также снова спросить об отношении к путинской военной операции и самому Путину. «Он мой президент» — прямо говоря, неудовлетворительный ответ.

У Александра Овечкина впереди есть целое лето, чтобы узнать о всей чудовищности происходящего на Украине. Если он сделает это и придет к выводу, что ответственность лежит на его президенте, он мог бы подумать влиянии, которое имеют публичные высказывания, пусть даже ненавязчивые, не только на него и его семью, но и на всех россиян и украинцев. Подобное только укрепит в дальнейшем его неспортивное наследие в стране, где он стал звездой.