Шамиль Тарпищев назвал сильные и слабые стороны Даниила Медведева

15.06.2022
Теннис

Глава Федерации тенниса России (ФТР) Шамиль Тарпищев в эксклюзивном интервью корреспонденту Inoprosport Александру Владимирову высказался о сильных и слабых сторонах игры первой ракетки мира Даниила Медведева.

- В воскресенье Медведев уступил в Хертогенбосе малоизвестному голландцу Ван Рейтховену, и это было воспринято как настоящая сенсация.

- Этот матч вообще никому не был нужен. Вспомните, когда Евгений Кафельников стал первой ракеткой мира, он проиграл шесть турниров подряд. Почему? Потому что никогда не концентрировался на второстепенных соревнованиях, использовал их только в качестве тренировки. И так поступает большинство теннисистов.
- По идее, Медведев должен успешно играть на траве. Он ведь славится пушечной подачей, а на быстром покрытии это сильный козырь.

- Зато у Дани есть проблемы на приеме. Как говорят теннисисты, он принимает «у забора» — то есть далеко за кортом. На траве это очень опасно. После мягкого удара мяч почти не отскакивает. Значит, с такой позиции достать его почти невозможно.

Вообще, всем нашим ребятам не хватает опыта игры на траве. Дело в том, что в России почти нет кортов с таким покрытием. Эти площадки требуют очень серьезных хлопот по их содержанию. Между тем, покрытие оказывает огромное влияние на игру теннисистов. Обратите внимание, знаменитый испанец Рафаэль Надаль 22 раза выигрывал на турнирах «Большого шлема», и при этом одержал только две победы на Уимблдоне. Потому что его игра не слишком подходит для травы.

- Вы могли бы описать сильные стороны Медведева?

- У него хорошие физические данные: высокий рост, огромный размах рук и при этом потрясающая скорость. Большое количество, казалось бы, безнадежных мячей он достает только потому, что хорошо передвигается по корту. Но самое главное, Даня - интеллектуал, думающий игрок. Если выбранный им тактический вариант на матч не приносит успеха, он тут же перестраивается. Такой тактической гибкости не хватает, например, Андрею Рублеву. У него всегда есть только план «А», но нет плана «Б».