Хоккеист Лукаш Клок разрушил стереотипы о России в интервью Sport.cz: не могу сказать о русских плохого слова

Несмотря на то, что контракт с «Нефтехимиком» из Нижнекамска у него должен был действовать еще 2 сезона, в КХЛ Лукаш Клок не останется. Чешский защитник отправляется в «Аризону». Однако в «Нефтехимике» он не продолжил бы выступления, даже если бы ему не поступило предложение из Национальной хоккейной лиги. Все из-за военной кампании, развязанной Россией на Украине. «Но я не стану говорить, что все русские плохие. Ко мне там относились абсолютно нормально», - заявляет хоккеист в интервью Sport.cz.

- Когда генеральный менеджер «Нефтехимика» Игорь Ларионов (тезка знаменитого советского центрфорварда) объявил о разрыве контракта с тобой, он объяснил это тем, что из-за выступления в России ты и твоя семья оказались под большим давлением здесь, в Чехии. Это правда?

СМИ сейчас нагнетают обстановку вокруг всего, связанного с Россией. Посмотрите хотя бы, что пишут о словаках, которые решают переехать в КХЛ, и как на это реагируют. Да, в Чехии тоже были люди, которые относились к этому нормально, но большинство – негативно.

- Ты получал угрозы?

Кое-что было… мне угрожали люди с анонимных аккаунтов в социальных сетях. Читать такое было неприятно, но я не стану ничего с этим делать. Мы живем в демократическом обществе, и у каждого здесь есть свое мнение. Окончательное решение в любом случае оставалось за мной.

- Если бы ты не получил предложение от «Аризоны» в НХЛ, вернулся ли бы ты в «Нефтехимик», с которым продлил контракт до декабря 2024 года?

У меня были предложения из Швейцарии. Я мог бы также поехать в Финляндию. Имелись варианты и в Чехии. Таким образом, даже если бы мне не позвонили из «Аризоны», я бы не вернулся в Россию ни при каких условиях.

- Но ведь действующий контракт есть действующий контракт, пусть даже ты и подписал его еще за 3 месяца до начала событий на Украине…

У меня не было никаких проблем с руководством клуба и президентом. К нам, к иностранцам, они относились абсолютно нормально и, даже когда стало известно о закрытии воздушного пространства, нам пообещали, что перевезут нас через границу и гарантируют, чтобы мы добрались домой в целости и сохранности. Я не могу сказать плохого о русских и об их поступках. Они могли удержать меня на основании этого соглашения, но согласились его расторгнуть. Они пошли мне навстречу, потому что поняли, в каком я нахожусь положении.



- Ты говоришь, они поняли, в каком ты находишься положении. Что конкретно ты имеешь под этим ввиду?

Они знали, что я получал угрозы. У нас, в Европе, к иностранцам в КХЛ сейчас относятся совсем по-другому, чем в случае с теми же американцами и канадцами, которые до сих пор едут играть в Россию без проблем. В Нижнекамске им потребовалось некоторое время, чтобы это осознать, но я рад, что они в итоге пошли навстречу, и я благодарю их за такой подход.

- Ты понимаешь игроков, которые в настоящее время подписывают контракты с клубами КХЛ?

Конечно, я осуждаю военные действия и не согласен с происходящим. Но я не стану обвинять русских и говорить, что вся их нация плохая. Они относились ко мне там абсолютно нормально. В России у меня остались друзья, с которыми у меня сложились прекрасные отношения. Россияне – нормальные люди, которые тоже не согласны с военной операцией, но ничего не могут с этим поделать. Многие в городе, где я жил, своими глазами видели Вторую мировую, и каждый из них скажет, что не хотел бы вновь вернуться к войне. Они не хотят, чтобы их члены семьи, любимые вновь погибали. Никто не знает, что стоит за этим военным конфликтом, и я придерживаюсь мнения, что, наверное, никто никогда и не узнает настоящей правды.

- Ты согласен с Якубом Ворачеком, который заявил, что, хоть он никогда бы и не поехал играть в Россию, каждый хоккеист сам вправе делать выбор?

Да, согласен. Каждый должен уяснить для себя, зачем он едет в КХЛ, и подготовится к возможным последствиям. Но это не значит, что людям после этого следует обвинять такого хоккеиста и угрожать ему. Куба Ворачек видит ситуацию немного под другим углом. Он всю карьеру провел в НХЛ и обеспечил свое будущее. Как раз для этого, чтобы обезопасить свои семьи, многие парни и идут на риск, отправляясь в КХЛ.

- К примеру, прославленный латвийский голкипер Артур Ирбе, который поиграл еще в Советском Союзе, уверен, что, отправляясь в КХЛ, хоккеисты поневоле становятся частью российской пропаганды…

Безусловно, если ты играешь за самые популярные московские клубы, вроде ЦСКА или «Спартака», ты можешь испытывать какое-то давление с тем, чтобы поддерживать Россию. Но лично для меня все упиралось исключительно в хоккей. В прошлом никто ведь тоже не соглашался с тем, что делал Советский Союз, но эта страна нормально участвовала в международных соревнованиях. А то, что российский гимн исполняется в КХЛ перед матчами? Что ж, ты играешь в России, так что тебе приходится слушать российским гимн. Да и по большей части в КХЛ ведь выступают россияне. Поэтому зачем им ставить гимн Чехии или Словакии? Ты просто стоишь на синей линии и слушаешь гимн России. Если бы они меня заставляли какую-то определенную одежду надевать, тогда у меня был бы выбор, соглашаться или нет. Наше руководство вело себя в данном отношении адекватно.

- У тебя есть какие-нибудь примеры обратного?

Помню, как перед каким-то матчем в КХЛ на трибуну прицепили баннер с надписью: «Путин – наш президент». Наше руководство знало, что, если бы нечто подобное произошло в Нижнекамске, мы бы просто не вышли на лед.

- Ты согласен с отстранением России от турниров под эгидой Международной федерации хоккея?

Не знаю, насколько сильно политике уместно вмешиваться в спорт, и как там все связано. Когда россиян исключили из чемпионата мира, это стало большой потерей со спортивной точки зрения. Матчи сборной России всегда высокого уровня, и болельщикам интересно за ними наблюдать. Первенство планеты потеряло в классе, и в результате пострадал весь международный хоккей в целом. Вопрос состоит в том, может ли отстранение России и Беларуси действительно помочь ситуации. Ну и, конечно, непонятно, как повели бы себя россияне и белорусы, если бы смогли сыграть на чемпионате мира. Вели ли бы они себя спокойно, или устраивали провокации? Я имею в виду провокации не только на льду.

Весь спорт

Все новости arrow-right-red
Перейти в раздел arrow-right