Star Tribune: изучение языка дается Капризову так же гладко, как и совершенствование хоккейных навыков

Менее чем за 2 года Кирилл Капризов стал суперзвездой в «Миннесоте Уайлд».

Он прошёл путь от ценного, хотя и непроверенного на тот момент проспекта, до сильнейшего новичка НХЛ, а затем стал и одним из лучших бомбардиров лиги. Однако сейчас все выглядит так, будто его рекордные для команды 47 голов, 61 передача и 108 очков в итоге были лишь закуской к более серьёзному прорыву в нынешнем сезоне, стартовавшем вбрасыванием в матче против «Нью-Йорк Рейнджерс».



Но помимо хоккейных навыков, совершенствовал с годами Капризов и свой английский язык.

«Он, конечно, не американец, – отмечал ранее нападающий «Миннесоты» Джордан Гринуэй, – но у него уже неплохо получается».

Приехав с весьма ограниченным словарным запасом, Кирилл пополнял его без каких-либо дополнительных занятий. Настолько, что сейчас знания английского языка вингеру вполне хватает в повседневной жизни.

До дебюта в «Уайлд» в 2021 году Капризов учил английский только в российской школе, поэтому, приехав в Миннесоту, он знал лишь несколько фраз, таких как «Привет, как дела?», «Спасибо» и «Пожалуйста».

«Простейшие слова», – рассказывал Кирилл, продолжавший после драфта 2015 года («Миннесота» выбрала его в пятом раунде под 135-м номером) играть в России еще пять лет, прежде чем появиться в НХЛ.

Капризов интересовался у других российских игроков, как лучше повысить уровень знания английского языка, и они советовали ему найти репетитора. Но Кирилл так этого и не сделал, и даже не стал пользоваться мобильными приложениями.

Он знал, что присоединится к команде, в которой нет русскоговорящих игроков, и поскольку из-за ограничений, связанных с COVID-19, ему светило в основном проводить время со своими одноклубниками, решил, что выучит иностранный язык в раздевалке. Она и стала его классной комнатой.

«Он очень хочет прогрессировать и говорить (на английском)», – делился его товарищ по звену Матс Зуккарелло.

В течение первого сезона игроки «Миннесоты» по 3-4 раза проговаривали одни и те же слова, общаясь с Кириллом Капризовым. Также они пытались использовать максимально простые выражения.

«Вы что-то говорите, а он такой: «О, а что это значит?» – вспомнил капитан Джаред Сперджен. – Он старается, и не стесняется попросить помощи или уточнить значения слов. Это его достоинство. В первую неделю пребывания здесь я предложил забрать его, чтобы вместе поужинать. Он: «Нет, я разберусь с этим». Очевидно, что он самостоятельный парень».

Чего долго никак не мог понять Капризов, так это того, почему, когда у него спрашивали: «Как дела?», то тут же уходили, не дожидаясь ответа.

«Там, откуда я родом, на вопрос: «Привет, как дела?» обычно отвечают рассказом о том, как поживаешь, – объяснил он. – Здесь же у тебя спрашивают как ты, и ответа даже не дожидаются. Это необычно для меня».

Пока шёл этот ускоренный курс обучения языку, Капризов бил рекорды. Он стал первым в команде обладателем «Колдер Трофи» и получил пятилетний контракт на $45 миллионов.



При этом на льду общение Кирилла проходило более свободно. Там, по его словам, он понимал 75% хоккейных терминов.

«Но иногда Дино или тренеры говорят слишком быстро», – смеясь отмечал он, имея в виду и главного тренера Дина Эвасона.

На второй год в лиге, когда он стал первым хоккеистом «Уайлд», набравшим 100 очков, и занял пятое место в общем зачёте лучших бомбардиров, английский язык Капризова улучшился. Тем не менее, по мере того как словарного запаса не хватало, он обращался за помощью к новому партнеру по команде Дмитрию Куликову.

«Кули постоянно помогал мне с переводом, – делится сейчас Кирилл, – и когда мы шли в ресторан, и во время прогулок. Мы постоянно были вместе».

Летом «Миннесота» обменяла Куликова в «Анахайм», так что Капризов снова стал единственным русским в команде, но с тех пор он еще больше продвинулся в знаниях, хотя не практиковал английский в межсезонье.

Кирилл смотрит по телевизору спортивные передачи, ходит в кино, где только недавно увидел «Аватар». Также 25-летнему парню не составляет труда отправиться куда-нибудь поужинать, но иногда он не понимает вопросов официантов и делает заказ, не очень понимая, что ему принесут.

К счастью для Капризова, еда оказывается вкусной, даже когда становится сюрпризом.

«Да, все неплохо, – описывает он. – Мне нравятся рестораны в Минни (Миннеаполисе)».

Периодически Капризов полагается на Google Translate, например, когда читает статью в интернете. Он также, слушая песни на английском языке, ставит трек на паузу, чтобы разобраться с переводом; скорость воспроизведения и использование разговорного сленга в них могут ввести его в замешательство. Медленная артикуляция и правильная пунктуация помогают понять фразы.

«Иногда люди такие: «Бла-бла-бла-бла-бла», – сетует Капризов. – Это слишком быстро и тяжело для меня».

Общение по-прежнему может представлять трудности, но он чувствует себя уже более комфортно, так как пополнил свой словарный запас.

Тем не менее сам Кирилл пока не может свободно изложить на английском абсолютно всё, что хочет сказать.

«Время от времени мне хочется использовать какое-либо слово, задать ребятам вопрос, но у меня не получается, потому что я не помню его эквивалент на английском», – объясняет Капризов. 

Среди его товарищей по команде темы разговоров при этом не ограничиваются хоккеем.

Капризов, например, способен поинтересоваться у нападающего Маркуса Фолиньо, как поживает его семья, перечисляя при этом имена его дочерей. 

«Сейчас не бывает такого, когда вы вынуждены махнуть рукой: «Окей, забудь об этом. Ты меня не понимаешь». Теперь он понимает по-английски всё», - утверждает тот. 

После двух сезонов общения со СМИ почти исключительно через переводчика Илью Кравчука, Кирилл начал сам давать интервью на английском языке. Да, Кравчук ему все еще помогает, но Капризов уже может и перевести вопросы, и дать ответы самостоятельно.

«Теперь у него отличный английский, – заверяет Илья. – На самом деле, я ему уже не нужен. Наверное, иногда он хочет более чётко сформулировать свою мысль, и только тогда обращается ко мне. Но до этого он прошёл долгий».

Откровенно говоря, то, что делает Кирилл, – по сути, изучает новый язык «на лету», – необычно. Изучение языка дается ему так же гладко, как и совершенствование хоккейных навыков

«Я на такое не способен, – признается канадец Дамба. – Сейчас я общаюсь со шведами, и стараюсь что-то запоминать у них, но это даже близко не то же самое. Я не могу представить, чтобы у меня так получалось в аналогичной ситуации. То, как он это делает – впечатляет».

Весь спорт

Результаты наших arrow-right-red
Перейти в раздел arrow-right