Как крепкая дружба Капризова и Зуккарелло преобразила «Миннесоту»: The Athletic о теплых отношениях россиянина и норвежца

Матс Зуккарелло не строит из себя грандиозного повара, каким, например, является его мама, мясной рулет которой норвежский нападающий «Миннесоты» просто обожает и просто не может дождаться момента вкусить его каждый раз, как приезжает к себе на родину.

Однако на кухне опытный форвард «Уайлд» способен состряпать что-то более существенное, чем сладкие конфетки-передачи, которыми он каждую игру кормит партнера по звену, подопечного и своего «первого ребенка» по имени Кирилл Капризов.

Когда Зуккарелло и его жена Марлен приглашают россиянина на ужин, то за приготовление еды всегда отвечает именно Матс.

Что же есть в меню? Может быть, норвежское национальной блюдо форикол (тушеная баранина с капустой)? Или же лютефиск? Или, возможно, Матс хочет, чтобы Капризов чувствовал себя, будто он дома в России, и поэтому готовит борщ и пельмени?

Нет, нет и нет.

«Я готовлю такос, – рассказывает норвежец. – Я делаю такос всякий раз, как Кирилл приходит к нам домой. Внутри – обычный говяжий фарш с разными приправами и овощами».

Зуккарелло, первый настоящий ребенок которого родился этим летом, шутит, что у него теперь двое детей.

«У меня есть старший ребенок (Капризов) и маленькая девочка, – говорит Матс. – Да, с её появлением все стало иначе – я меньше сплю».

Когда Кирилл не приходит на ужин к Зуккарелло, то звонит норвежцу по FaceTime, чтобы пожелать его дочке сладких снов, что уже превратилось в ритуал.

«Он каждый раз поет ей колыбельные, – откровенничает Матс. Он – Дядя Кирилл».

Капризов улыбается, когда речь заходит о дочери партнера по звену: «Она – восхитительная. Но я пока не понимаю, на кого она больше похожа – на Марлен или Матса. Я просто получаю удовольствие от взаимодействия с ней».

К 35 годам за плечами у Зуккарелло мощная хоккейная карьера, прорыв в которой случился на Олимпиаде 2010, после чего он получил контракт с «Рейнджерс». В Нью-Йорке лучший норвежский бомбардир в истории НХЛ стал любимцем болельщиков, обрел симпатии со стороны партнеров, показывал солидную результативность и успел поиграть в одном звене с массой классных хоккеистов.

Однако ничто не сравнится с особой «химией» и близостью, что сложилась у Матса с Капризовым, который приехал в Северную Америку, до того серьезно зарекомендовав себя на международном уровне (в первую очередь вспоминается его решающий гол в финале олимпийского турнира 2018), также успев выиграть Кубок Гагарина и дважды стать лучшим снайпером КХЛ.



В июле 2019 года Зуккарелло подписал 5-летний контракт с «Миннесотой» на общую сумму 30 миллионов долларов, однако его первый сезон в составе «Уайлд» оказался настолько удручающим, что в клубе стали беспокоиться относительно того, во что превратится норвежец к середине четвертого десятка. Справедливости ради, ту кампанию он провел через боль, так и не залечив травму правой руки и, в конце концов, был вынужден лечь на операцию и пропустить начало укороченного из-за пандемии сезона 2020/21.

Именно в то время Капризов наконец-то дебютировал в НХЛ – через 5 с половиной лет после того, как «Уайлд» выбрали его в пятом раунде Драфта-2015. Кирилл начал кампанию на ура, набрав три очка и забив победный гол в овертайме первого же матча, однако тому времени, когда Зуккарелло вернулся на лед, «Миннесота» все еще находилась в поиске оптимальных партнеров для российского форварда. Залечив повреждение, Матс набрал 11 очков в первых 7 матчах, а дальнейшее, в том числе получение Капризовым «Колдер Трофи» в результате единодушного голосования, вам уже известно.

С февраля 2021 года – за исключением нескольких игр, когда наставник «Уайлд» Дин Эвасон разделял тандем для того, чтобы они «играли правильно» и перестали искать на площадке только друг друга, – Капризов и Зуккарелло были единым целым как на льду, так и вне его.

Партнеры шутят, что у Кирилла с Матсом сложилась «лучшая мужская дружба в хоккее».

«Они вместе 24 часа в сутки 7 дней в неделю, – говорит Маркус Фолиньо. – Даже за ужином во время выездных матчей – они всегда вместе».

Игроки «Миннесоты» также прикалываются на тему того, что кто бы ни оказался центральным нападающим в их звене, то он будет «третьим лишним», хотя поверьте словам Райна Хартмана, который горд быть тем парнем, кто в конце концов подошел на эту роль.

«Я рад, что наше трио сработало, – отмечает Хартман, добившийся рекордного для себя показателя по заброшенным шайбам за сезон в прошлом году: он забил 34 гола, 18 из них – с передач Капризова, 12 – после ассистов Зуккарелло. – Отлично иметь двух парней с такой «химией» и потом стать тем, кто сыграет с ними в одном звене».

Невероятная сплоченность, продуктивность и то удовольствие, которое Зуккарелло и Капризов получают от игры, привели не только к их рекордной личной результативности, но и к тому, что по итогам прошлого сезона команда набрала самое большое для себя количество очков в регулярном чемпионате – 113.

«Они постоянно ищут друг друга на льду, – подчеркивает Фолиньо. – Они стараются чему-то учиться друг у друга и становиться лучше. Это «щелкнуло» с самого первого дня. Матс и Кирилл постоянно подталкивают друг друга вперед. Они понимают, что нуждаются друг в друге, чтобы каждый из них был продуктивен на площадке. Они серьезно относятся к работе и получают удовольствие от нее. Те быстрые комбинации, которые они проводят, – это какое-то безумие. Дальше вы увидите намного больше. Они всегда на одной волне».

Разница в возрасте у Зуккарелло и Капризова составляет 10 лет. И хотя Кирилл видит Матса своим наставником, сам норвежец так не считает.

«Я думаю, у нас скорее братские отношения, чем отношения наставник-подопечный», – полагает Зуккарелло. – На самом деле я не могу его чему-то научить – это он очень многому учит меня. Думаю, что мы просто большие друзья. Нам классно вместе. Но дело не только в нас с Кириллом. У нас вся команда дружная».

Переход в команду из Северной Америки российским игрокам дается непросто. В отличие от многих других европейских стран, в России изучение английского не является обязательным в школе. Переезд всегда предполагает большие перемены, начиная от языка и еды и заканчивая образом жизни. Ну и, конечно, нужны знания обычных вещей вроде того, как и где купить машину, дом, одежду и все остальное.

«Здесь все по-другому, – говорит Капризов. – Помогал мне не только Зукки, но также Джаред Сперджен и Дмитрий Куликов. Они заметили, что мне сложно адаптироваться. Они всегда подходили и спрашивали о том, нужно ли мне что-то, приглашали меня в гости на какие-то семейные мероприятия. Они помогли мне, где могли, показывали город и русские магазины. Я получил огромную помощь от партнеров. Они очень сильно облегчили мне жизнь на старте карьеры в НХЛ».

Еще одним игроком, который сразу сблизился с Капризовым, стал защитник Мэтт Дамба. Во время молодежного чемпионата мира Дамба не раз приглашал Капризова, чтобы вместе посмотреть хоккей. Они даже оформили несколько дружеских пари по время матча Россия – Канада.

«Мы очень много общались через Google Translate, – вспоминает Дамба. – Этому парню не все равно. Он очень контактный. Он хочет учиться и сражаться с языковым барьером. С течением времени у него получается все лучше и лучше. Сейчас он знает большинство слов и может попытаться построить предложения с помощью своего «русского английского». Такая черта его характера, как общительность, помогла ему подружиться со всеми нами сразу же».

Капризов и Зуккарелло стали близки в одно мгновение.

«Кирилл приехал в США, не знал никого в «Миннесоте», и такой ситуации нужно сразу за кого-то зацепиться, и Зукки стал тем самым человеком, за которого он зацепился», – говорит Фолиньо.

Евгений Малкин, уже давно являющийся звездой «Питтсбург Пингвинз», знает по своему опыту, насколько важно для российских игроков иметь партнеров по команде, на которых можно равняться и получать помощь в начале НХЛовской карьеры. Малкин положился на своего соотечественника Сергея Гончара, который к моменту приезда Джино в США выступал в Северной Америке больше 10 лет. Евгений учился у экс-защитника и жил у него. Но, по его словам, россиянам важно в конце концов оторваться от этой опеки и начать разбираться со всем самим. Это он и посоветовал Капризову.

«Больше разговаривай на английском. Так жизнь будет лучше. Я знаю, что Капризов общается на английском. И я также знаю, что он лидер команды. Но сейчас речь о том, что не нужно полагаться на других во всем. Будь собой. Хорошо, если кто-то поможет разобраться тебе с машиной, покажет рестораны, но уже вскоре старайся делать всё сам».

По словам Зуккарелло, более старшие помощники-наставники нужны не только российским игрокам. Любым юным хоккеистам в принципе они нужны. В Нью-Йорке он учился у всех, начиная от Брэда Ричардса и Мартена Сен-Луи и заканчивая Хенриком Лунквистом, Райаном Макдоной и Крисом Крайдером.

Капризов приехал в США перед стартом сезона 2020/21 и едва знал несколько слов на английском. Сейчас с партнерами в раздевалке он в основном говорит на английском – за исключением тех редких случаев, когда переходит на русский с Зуккарелло, который запомнил несколько слов, когда во время локаута выступал в КХЛ за магнитогорский «Металлург».

«Я не особо-то говорю на русском. Только когда напиваюсь», – смеется Зуккарелло.

Но он посоветовал Капризову, что тот должен стараться по максимуму, чтобы заговорить на английском: «Это ему на пользу».

Большинство европейских игроков говорят, что их английский улучшается благодаря просмотру телевизора или видео на YouTube, однако, по словам Капризова, он больше самоучка.

«Я не особо много смотрю ТВ, – говорит Капризов. – Просто стараюсь говорить в раздевалке или на улице, когда мы в компании идем ужинать или еще куда-то».

«Учитывая, что он совсем не знал английский и не учил его, то впечатляет, что он так быстро научился», – отмечает Зуккарелло.

В действительности, на протяжении большей части двух последних сезонов Капризов полагался на переводчика, но в последнее время начал все чаще говорить с журналистами на английском».

«Я стараюсь», – признается российский форвард.

Фолиньо говорит, что очень забавно слышать, как Капризов и Зуккарелло подкалывают друг друга в раздевалке. Но и во время матчей, если последить за скамейкой «Уайлд», то можно увидеть, как россиянин и норвежец часто ведут обстоятельный диалог после смены.

«Их отношения прекрасно сказываются не только на них лично, но и на команде в целом. Они веселые парни. Это все классно, но то, как они подталкивают друг друга вперед – еще лучше», – подчеркивает Фолиньо.

Успехи на льду способствуют укреплению дружбы за пределами площадки.

«Это одна из тех вещей, которые не натренируешь. Это просто случается. Я думаю, что происходящее на льду сильно помогает. Может, если бы мы так не взаимодействовали на площадке, то были бы не такими хорошими друзьями. Но Кирилл – умный игрок и мы хорошо прочитываем намерения друг друга», – считает Матс.

После каждой тренировки или утренней раскатки Капризов и Зуккарелло могут остаться на льду, чтобы еще на протяжении часа устраивать друг с другом какие-то небольшие соревнования.

«Они все время пасуют друг другу. Это на всех тренировках, перед ними и после», – фиксирует Райан Хартман.

Тандем Капризов–Зуккарелло напоминает Хартману связку Артемий Панарин–Патрик Кейн, которую он видел своими глазами, когда выступал за «Чикаго». Артем Анисимов, обычно игравший в одном звене с ними, советовал Хартману просто открыться на пятачке и ждать, когда шайба придет. «Это просто» –, говорил Анисимов.

«Анисимов забил массу голов, когда находился на пятачке, и я думаю, что Панарин и Кейн имеют очень много общего с Кириллом и Зукки – и по той «химии», что сложилась между ними на льду, и по дружбе в жизни», – отмечает Хартман. – Играть с ними – настоящий кайф. Кирилл – не просто снайпер, он и великолепный распасовщик».

В те моменты, когда Капризов и Зуккарелло не кормят друг друга передачами на льду, а Матс не кормит Кирилла у себя дома, то, как правило, они зарубаются в настольный теннис.

«Мы оба любим побеждать, – подчеркивает норвежец. – Это просто классное развлечение. У нас много матчей, много серьезных моментов в каждой игре и большое давление. Я думаю, что пинг-понг – хороший способ сбрасывать напряжение».

«Проигравший должен будет остаться после тренировки и подбирать шайбы или сделать еще какую-нибудь фигню», – добавляет Капризов.

«Эти двое всегда меня веселят, – включается голкипер «Миннесоты» Марк-Андре Флери. – Они постоянно шутят и издеваются над самими собой или троллят кого-то другого. Они делают атмосферу более живой».

Зуккарелло известен как штатный шутник команды, однако мало что может быть смешнее того, когда Капризов начать говорит про «Зукки». Черт возьми, мало что может быть смешнее просто того, когда Кирилл произносит «Зукки». В одном этом произношении чувствуешь какую-то теплоту.

«Я надеюсь, что наши отношения продлятся всю жизнь. В хоккее часто бывает так, что ты сближаешься с человеком, когда играешь с ним в одной команде, а когда он уходит в другой клуб, то отношения уже не такие хорошие. Я искренне надеюсь, что наши отношения с Матсом останутся такими же, как и сейчас – вне зависимости от того, как будут складываться наши хоккейные карьеры. Чтобы я потом мог съездить к нему в Норвегию, а он – приехать ко мне в Новокузнецк. Даст Бог, мы останемся хорошими друзьями», – резюмирует Капризов.

Весь спорт

Результаты наших arrow-right-red
Перейти в раздел arrow-right