3000 р.

The Athletic рассказывает, как «Флорида» хотела задрафтовать Овечкина: сложно представить, как могла измениться судьба НХЛ


Двадцать лет назад было ощущение, что драфт НХЛ 2003 года войдет в историю как один из лучших – и не только благодаря шумным вечеринкам в лучших кантри-барах в центре Нэшвилла.

Сейчас, когда НХЛ снова готовится к проведению драфта в «Городе музыки», то ощущение из 2003-го определенно представляется точным. Да просто посмотрите на длинный список значимых игроков, настоящих звезд и будущих членов Зала хоккейной славы, выбранных тогда.

Первая десятка получилась по-настоящему мощной: там были задрафтованы такие хоккеисты, как Марк-Андре Флери, Эрик Стаал, Томас Ванек, Райан Сутер и Дион Фанеф. Однако драфт мог похвастать удивительной глубиной, ведь Джефф Картер, Дастин Браун, Брент Сибрук, Зак Паризе, Райан Гецлаф и Брент Бернс оказались во второй десятке, а в третьей – присутствовали такие ребята, как Райан Кеслер, Майк Ричардс и Кори Перри.

Добавьте ко всему этому Патриса Бержерона, Джо Павелски, Ши Уэбера, Дастина Бафлина и еще нескольких солидных НХЛовцев, выбранных в других раундах в 2003-м.

«Это был за явным преимуществом лучший драфт, в котором я принимал участие», – отмечает Рик Дадли, который в ту пору был генеральным менеджером «Флориды».

Тогда Дадли попал во все заголовки, совершив сделку с «Питтсбургом», где отдал первый пик на драфте. Но на утро после второго дня, когда аэропорт Нэшвилла кишел агентами, скаутами и руководителями клубов, единственным, что можно было услышать, были хиханьки относительно того плана, который пытался провернуть генменеджер «Пантерз».

Вам известно, что «Флорида» четырежды пыталась задрафтовать парня по имени Алекс Овечкин, причем последний раз – в девятом раунде?

48 хоккеистов, выбранных на драфте 2003 года, преодолели отметку в 500 проведенных матчей в НХЛ. Некоторые, в том числе задрафтованный под первым номером «Питтсбургом» Марк-Андре Флери, играют до сих пор.

48-м в этом списке сыгравших 500 поединков оказался Тайлер Гласс, за которым всегда будет тянуться величайшая история драфта, которой он может похвастать наряду с 527 матчами в НХЛ. Все дело в том, что Гласс оказался утешительным призом «Пантерз» за то, что им не было позволено выбрать Овечкина, котировавшегося первым номером драфта 2004.

«Кто-то может назвать это оригинальной идеей, кто-то – глупостью, – говорит Дадли, который 20 лет спустя вернулся в стан «Пантерз», заняв должность главного советника генменеджера «Флорида» Билла Зито. – Я просто делал то, что мне велели. Я в 9 случаях раз приезжал в офис НХЛ, и всякий раз, как я находился там, говорил им, что именно мы планируем, а они отвечали, что мы не только не получим Овечкина, но и будем лишены выбора на драфте. Наверное, это было неправильно. Полагаю, это было глупо. Но Алан Коэн был одаренным парнем, и думал, что стоит попытаться, что мы, собственно и сделали».

Дружелюбный и невероятно приятный Коэн в то время был владельцем «Пантерз». Сделав состояние на фармацевтической промышленности, он купил хоккейный клуб, базировавшийся в нескольких километрах от его дома в Уэстоне. «Флорида» играла и тренировалась в Санрайзе – а на соседней улице находилась лаборатория Алана.

За несколько недель до драфта Коэн внимательно слушал разговор между Дадли, тогдашним тренером «Пантерз» Майком Кинэном и клубными скаутами. Кто-то из них брякнул, мол, что жаль, что нельзя выбрать Овечкина, ведь у «Флориды» был первый пик, а Алекс родился на два дня позже крайнего срока, когда у игрока есть возможность выйти на драфт.

Коэн оживился. Он спросил, может ли увидеть коллективный договор. Там было написано, что для того, чтобы выйти на драфт в этом году, игроку должно исполниться 18 лет до 15 сентября. Овечкин же родился 17 сентября 1985 года.

Коэн посчитал, что в договоре не прописано техническое понятие «года». Ведь если брать в расчет високосные годы, то по количеству дней Овечкину могло исполниться 18 четырьмя днями ранее крайней даты, и тогда его можно было бы выбрать.

Владелец представил свою идею генменеджеру, попросив его поехать в лигу.

«Приехав в первый раз, я сказал: «Парни, я уточню у вас кое-что сейчас», – вспоминает Дадли. – Они дали мне примерно 5 минут, потом вернулись и сказали, что «нет ни одного на хрен шанса, что они позволят это». Тогда я поговорил с Аланом и вернулся еще раз. Не знаю, сколько раз – три или четыре – я возвращался в лигу и объяснял это иначе, чем придумал Алан. Он был очень находчивым парнем. У него хорошо работало воображение, он просчитывал все варианты, и в этом было зерно смысла. Проблема была в том, что НХЛ не собиралась позволить этому случиться».

Национальная хоккейная лига пригрозила «Флориде», что в случае попытки задрафтовать Овечкина «Пантерз» лишатся своего пика – но Коэн по-прежнему хотел, чтобы Дадли попробовал сделать это в поздних раундах. Скауты говорили, что Майк Кинэн, который находился в очень близких отношениях с владельцем клуба, только подливал масла в огонь.

«В конце дня я чувствовал себя немного глупо, ведь это именно мне приходилось продолжать осуществлять эти попытки. Однако, если подумать, то это было довольно умно», – подчеркивает Дадли.

Сам Овечкин, кстати, с этим соглашается. Когда через несколько лет его спросили об этом плане «Пантерз», он сказал, что слышал о нем, назвав его «очень впечатляющим».

Формально, единственный раз, когда «Флорида» предприняла попытку задрафтовать Ови, был в девятом раунде. «Пантерз» просто хотели, чтобы отказ в их попытке был официально зафиксирован.

Тогда НХЛ в один момент отключила микрофон за столиком «Флориды», сделав представителям клуба выговор. «Пантерз» задрафтовали Гласса, а Дадли пулей выбежал с арены.

«Возможно, я был зол. Но я просто делал то, что должен был делать. Когда Алан обратился ко мне с этой идеей, я не собирался ее игнорировать. Я все тщательно проверил и оценил, а мне ответили, что этого не произойдет. Так и вышло. Но Алан подумал, что Овечкин стоит того, чтобы попытаться», – вспоминает Дадли.

И сейчас, 20 лет спустя, мы, конечно, все понимаем, почему пытаться стоило. Овечкин оказался именно таким игроком, ради получения которого нужно было изворачиваться. Он – всего в 73 голах от того, чтобы обойти Гретцки и стать лучшим снайпером в истории НХЛ.

«Давайте честно, это была умная идея Алана, – говорит Дадли, смеясь. – Он был прав. Если брать число дней, Овечкин прожил достаточно, чтобы оказаться на драфте. Было бы интересно посмотреть, что было бы, если бы агент Овечкина приехал в лигу за несколько месяцев до драфта и подал прошение о том, чтобы Ови мог участвовать. И было бы интересно узнать, что случилось бы дальше».

Сейчас мы уже знаем, что было бы дальше.

«Флорида» не обменяла бы свой первый пик на драфте, использовав его для выбора Овечкина.

«Нет никаких сомнений, что так бы и было», – соглашается Дадли.
Сложно даже представить, как от этого поменялась бы судьба самой НХЛ и нескольких ее команд – «Флориды», «Вашингтона», «Питтсбурга», а также «Каролины», имевшей второй пик на драфте.

И Гласс, ставший утешительным призом «Пантерз» в девятом раунде, не мог бы рассказать величайшую историю, фигурантом которой он стал.

«Если бы нам удалось получить Овечкина, думаю, мы были бы довольно хороши, – весело резюмирует Дадли. – Полагаю, если бы это случилось, некоторые люди разозлились бы».

Видео из статей

Показать еще

Весь спорт

Перейти в раздел arrow-right

Обсуждение

  • Вчера в 00:30 Николай К 3
  • 08.04.2024 Manshtein 3
  • 10.04.2024 Zhen Astr 1
  • 10.04.2024 Pelmen 1