3000 р.

Американский журналист рассказал о любимом ресторане русских звезд НХЛ: они приходят туда за вкусом домашней еды

Во время одной из тренировок в ноябре защитник «Миннесоты Уайлд» Джейкоб Миддлтон находился на льду, когда к нему подъехал суперзвездный российский нападающий Кирилл Капризов, удивив канадца следующим вопросом:

– Ты когда-нибудь пробовал русскую еду? – спросил Капризов.

– Нет, – ответил Миддлтон.

– Хочешь, поедим ее в Нью-Йорке? – предложил Кирилл.

– Конечно, – согласился канадский защитник.

27-летний Миддлтон, родивший в маленьком городке Уэйнрайт в канадской провинции Альберта, совершенно не знал, к чему готовиться. Он думал, что, возможно, это будет что-то причудливое – может быть, даже блюда из сырой рыбы. То, с чем канадец познакомился одним вечером в середине ноября, является настоящей находкой для российских игроков НХЛ, которые ищут в Северной Америке вкус домашней еды.

Капризов привел Миддлтона и капитана «Миннесоты» Джареда Сперджена в ресторан «Мари Vanna».

Это заведение уютно расположено в тихой части 20-й улицы Манхэттена. Внешне это напоминает квартиру. Вы можете легко пройти мимо окон с зеленой окантовкой и входа с надписью «Mari Vanna» на выцветшем белом пологе. Но зайдите внутрь – и окажетесь в тысячах километров и перенесетесь на десятилетия назад.

Всю еду – начиная от борща и заканчивая малосольной седелкой – готовят и подают русские работники ресторана. Аутентичным выглядит и декор: старые русские книги, лампы, куклы, фото в позолоченных рамках, чашки для чая и шахматные доски. Белые скатерти и фарфоровые тарелки с цветочными узорами под тусклым светом выглядят так, словно они из семидесятых годов прошлого века. На плазменном телевизоре показывают русские мультфильмы.

«Это как квартира твоей бабушки. Ты словно снова в Москве», – говорит об этой атмосфере защитник «Тампы» Михаил Сергачев.

«Ты можешь вернуться в детство», – считает центральный нападающий «Виннипега» Владислав Наместников.

«Ты ешь как дома», – добавляет голкипер «Флориды» Сергей Бобровский.

«Мари Vanna» также есть в Вашингтоне и в двух российских городах. Владельцы – Ginza Project, у которых в общей сложности 70 ресторанов в Санкт-Петербурге и Москве. В Нью-Йорке «Мари Vanna» выглядит как непретенциозное кафе. По словам Наместникова (по крайней мере, до начала пандемии), постоянным посетителям давали ключ с прикрепленной к нему матрешкой, чтобы они могли попасть туда на частные вечеринки, когда заведение официально «закрыто».

Когда в гости приходят хоккеисты НХЛ вроде Сергачева, Кучерова и Василевского, шеф-повар обязательно выйдет и поприветствует их, обняв каждого. В ресторане есть своего рода стена звезд – подписанные знаменитостями тарелки. Свои автографы здесь оставляли как Сара Джессика Паркер, так и самые статусные хоккейные звезды – начиная с Кучерова и заканчивая капитаном «Вашингтона» Овечкиным.

«Тебе самому стоит заценить этот ресторан», – сказал мне Сергачев.

Я последовал совету. Но об этом позже.

Сергачев проводил свой первый сезон в НХЛ, когда впервые оказался в этом ресторане. Кучеров, Василевский и Наместников, которые привели его туда, уже были в заведении раньше – и захотели приобщить своего молодого партнера. По словам Сергачева, шеф-повар выглядела и вела себя так, будто является их бабушкой. Она всех обняла и приготовила им блюда, которых нет в меню. Молодой защитник не мог не обратить внимание на антикварную мебель, журналы и потрепанные белые обои с автографами от других звездных посетителей.

«Я каждое лето возвращаюсь в Россию и приезжаю к своей бабушке – и обстановка выглядит похоже. В Нью-Йорке есть большое русское сообщество, там можно чувствовать себя как дома. Ты не скучаешь по родине, потому что можно пойти в такое место, где все говорят на русском. Это напоминает о том, насколько замечательной является наша страна», – говорит Сергачев.

Михаил рассказал, что самое-самое его блюдо, с которого он обычно начинает трапезу, – это борщ. Пельмени – тоже в обязательной программе, как, впрочем, и салаты, причем защитник «Тампы» предпочитает «селедку под шубой». Если группа российских игроков «Лайтнинг» приходит не накануне матча, то парни могут выпить настойку на водке, причем выбор будет из множества вкусов – начиная от клюквы и хрена и заканчивая огурцом и укропом.

«Кирилл сказал, что для ужина по-русски будет правильно выпить», – со смехом вспоминает Миддлтон. – Но тем вечером мы не стали этого делать».

Капризов рассказал партнерам, что это был его первый визит в «Мари Vanna», хотя до этого он бывал в русской чайной в Нью-Йорке. Нападающему «Миннесоты» нравится русская еда – как правило, он ест пельмени.

«Моя мама наготовила много пельменей, и мы их просто положили в морозилку. Потом можно доставать и готовить, когда захочется. Можно есть их на завтрак, обед и ужин, да в любое время вообще», – подчеркнул Капризов.

Миддлтон отметил, что в русском ресторане они со Спердженом не стали сами ничего выдумывать и просто позволили Капризову сделать выбор за них. Был и борщ, и пельмени, и напитки после ужина. Что было лучше всего? Кирилл закрыл счет.

«Я раньше понятия не имел, что представляет собой русская еда, – признает Миддлтон. – Но сейчас скажу, что это очень похоже на деревенскую пищу. Тяжелая, густая, супы, картофель… Было очень прикольно попробовать. Когда мы уходили, начало становиться шумно, в зале появилась музыкальная группа. Было бы круто, если бы следующий день был выходным – так бы можно было затусить там на всю ночь. Уверен, что это не последний раз, когда я делаю что-то подобное».

В середине ноября, когда Капризов пригласил своих партнеров в «Мари Vanna», я тоже решил посетить это место.

Вооружившись советами от нескольких русских игроков, я захотел получить этот опыт по полной программе. Со мной вместе пошел друг Киран – лондонец, который сейчас живет на Лонг-Айленде. Ресторан был полон – и нам пришлось ждать. Обычно на фоне тихо играет русская музыка, но в тот вечер выступала джазовая группа из трех человек. Они находились в углу рядом с входом в туалет – а на стене за ними висели старые фотографии и телевизор, где шли русские мультфильмы.

Сидни Фэй играла на акустической гитаре, звук которой погружал тебя в атмосферу песен Норы Джонс. Никогда не думал, что буду слушать песню «Only You» во время поедания борща, так что теперь вычеркну это из списка моих желаний, которые нужно осуществить перед смертью.

Кружевные занавески и скатерти выглядели винтажно, как и платья в горошек, которые носили официантки. Мы начали наш ужин с куриной печени, намазанной на поджаренный хлеб. Борщ – суп из свеклы и говядины – соответствовал ожиданиям. Пельмени подавали в небольшой коричневой миске, похожей на кофейную чашку. Штук 15 я наверняка съел.

Так как нам с Кираном, в отличие от Капризова и компании, не нужно было выходить на лед на следующий день, мы взяли несколько шотов настойки – это был настоящий микс из вкусов от хрена до клюквы и абрикоса. 5 шотов обошлись в 50 долларов.

«Они не так сильно бьют по голове, – предупреждал меня Сергачев перед визитом. – Так что не волнуйтесь».

Русские игроки обычно приглашают в ресторан иностранных партнеров, чтобы познакомить их с кухней своей страны. Сергачев, Кучеров и Василевский брали с собой Пэта Маруна и Алекса Киллорна, когда были в Вашингтоне.

«Все там было просто офигенно. Никогда не был в подобном месте», – вспоминает Марун.

Но не у всех партнеров россиян может быть такая положительная реакция.

«Я был в Нью-Йорке и взял с собой Кевина Хайнса. Не думаю, что ему особенно понравилось – лицо у него было странным. Кому-то из ребят там нравится, кому-то – нет», – отмечает Наместников.

Иногда игроков просят оставить автографы на тарелках, которые потом вешают на стены. Кучеров подписал одну из них – «Тампа 2020», а также написал свое имя на русском. Наших с Кираном автографов никто не просил, но после оплаты счета управляющая подошла, чтобы задать нам еще один вопрос:

«Ребята, не хотите ли еще настойки?»

Видео из статей

Показать еще

Весь спорт

Перейти в раздел arrow-right

Обсуждение

  • 10.07.2024 Metiss 2
  • 09.07.2024 vagaminel 1